«Сокол» Миних и вежливый Суворов: Те, кто сделал Крым нашим

0 0

Любой самый великий народ «стоит на плечах своих предков», заложивших основу его величия. На май приходятся две даты, связанные с людьми, благодаря которым Крым в своё время стал нашим и развитие его пошло совершенно иным путём. 19 мая 1683 года родился российский фельдмаршал Бурхард Миних, первым из русских военачальников вошедший в Крым. А днём раньше – 18 мая – печальная годовщина – в этот день в 1800 году скончался непобедимый генералиссимус Александр Суворов, Крым умиротворивший и начавший делать его русским, продолжив дело, начатое Минихом.

Любители поплакаться о «русском завоевании» Крыма в XVIII столетии (тот же «Меджлис крымских татар»*) очень не любят вспоминать о том, что именно представлял собой в то время объект этого «завоевания». Эпоха блестящей античности скифов, греков, римлян и византийцев давно осталась позади. С завоеванием Тавриды чингизидами полуостров превратился в тюркоговорящую часть Золотой Орды с сохранившимися в приморской зоне вкраплениями генуэзских колоний, позднее захваченных турками, через которые в Европу уходил самый ходовой товар местной «набеговой экономики» – рабы.

Ежегодно отряды степных разбойников пропускались турками через отделявший полуостров от материка Перекоп (Турецкий вал) и набрасывались на земли Царства Московского и Речи Посполитой. После чего с добычей и рабами снова уходили под защиту турецких крепостей. По самым скромным данным, через турецкие рынки Крыма было продано более трёх миллионов рабов и как минимум столько же умерли по дороге.

Иногда банды сбивались в многочисленные орды и пускались в опустошительные набеги. О массовости участия в них крымскотатарского населения говорит хотя бы тот факт, что когда после удачного набега на Москву 1571 года (угнали более 100 тыс. пленных) двинувшаяся год спустя в повторный набег орда была уничтожена русскими в битве при Молодях, в Крыму практически не осталось мужского населения, и татарские нашествия прекратились на долгие 20 лет.

«Сокол» Миних

Так называли его солдаты. Чтобы русские солдаты, не жаловавшие иностранных офицеров, так именовали немца, он должен был иметь соответствующую репутацию. И Бурхард Кристоф Миних её имел.

Будущий фельдмаршал родился в принадлежавшем Дании Ольденбурге и на русскую службу попал при Петре Первом. Весьма успешная инженерная деятельность Миниха по устройству судоходства на Неве, строительству Балтийского порта и первого обводного Ладожского канала в 1723-1928 годах принесла ему чин генерал-лейтенанта и уважение царя, который говорил:

Ещё в службе у меня не было такого иностранца, который бы так умел приводить в исполнение великие планы, как Миних!

Блестящий администратор и военный деятель, этот генерал сформировал два новых гвардейских полка – Конногвардейский и Измайловский, создал первые полки гусар, а также новый вид войск – сапёрные части и Инженерную школу для подготовки их офицеров. Что интересно, именно при нём, этническом немце, жалованье русских офицеров было уравнено с жалованьем офицеров иностранных.

Полководческие же таланты Миниха в полной мере развернулись при правлении Анны Иоанновны. Сначала в 1734 году он после осады и кровопролитных боёв с 20-тысячным войском берёт защищаемый 30-тысячным гарнизоном Данциг. Затем случилась русско-турецкая война 1735-1939 годов, начатая в ответ на непрекращающиеся набеги крымских татар. Подлинную славу Миниху принесла одержанная им первая в истории России победа в полевом сражении над турками, которых после очевидного фиаско Прутского похода Петра Первого считали чуть ли не непобедимыми. В сражении при Славучанах, где против 70-90 тыс. турок Миних имел 61 тыс. солдат, из которых в строю находились лишь 48 тысяч (остальные были «нестроевыми»), русские развеяли этот миф, обратив противника в бегство и подвергнув полному разгрому.

На второй год войны решено было нечто неслыханное – самим вторгнуться в Крым, чтобы разорить гнездо работорговцев. Армия Миниха, усиленная запорожскими казаками, впервые в русской истории 20 мая 1736 года штурмом берёт Турецкий вал, защищаемый тремя тысячами отборных янычар и многочисленным отрядом татарской конницы хана Каплана Гирея. Победителям достаётся 60 пушек (в том числе ранее захваченные турками у русских) и огромные склады разнообразных припасов в Кезлеве (г. Евпатория).

Затем русская армия врывается в Крым, предавая огню и разорению города, в которых имелись основные центры работорговли. В том числе ханскую столицу Бахчисарай. Однако начавшаяся в войсках эпидемия, которая нанесла в десять раз (!) больше потерь, чем сражения (30 тыс. чел против 3 тыс. «боевых»), вынудила армию Миниха уйти из Крыма.

Именно по приказу Миниха, кстати, после смерти Анны Иоанновны был арестован ненавидимый всей Россией временщик герцог Бирон. Шла «эпоха дворцовых переворотов», и с началом царствования Елизаветы Петровны Миних по ложному обвинению был приговорён к казни, но помилован и отправлен в ссылку. Только через 20 лет при Петре III 78-летний Миних был возвращён, с него сняли все обвинения, вернули чины и награды. Но Миних остался Минихом: будучи обязан и лоялен царю, он резко выступал против начатой германофилом Петром III ненужной войны с Данией и преобразования армии на прусский манер. Уже в царствование Екатерины II 85-летний Миних сам попросил об отставке и… получил отказ с формулировкой «Второго Миниха у меня нет».

Именно Миниху приписывают знаменитую фразу, касающуюся системы управления в России, которую любит цитировать президент В.В. Путин:

Русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется непосредственно самим Богом. Иначе невозможно понять, как оно вообще существует.

Суворов и его «вежливые люди»

Но выросло новое поколение «непуганых» крымчаков, и набеги продолжились. Последний – уже в царствование Екатерины Великой в 1769 году, когда крымские разбойники сожгли около 150 деревень и увели в плен свыше 20 тысяч жителей. Терпеть у себя под боком подобного соседа Россия больше не могла, к тому же ей нужен был выход к Чёрному морю. Всё это стало причиной русско-турецкой войны 1768-1974 годов, в которой блеснул в том числе и Суворов.

Ещё в 1771 году армия князя Долгорукого вновь вошла в Крым, посадив на ханский престол лояльного России Сахиб Гирея и добившись от него провозглашения независимости Крыма от Турции и статуса российского протектората. Турки категорически не желали терять Крым, сорвали все мирные переговоры и войну продолжили. На свою голову: 9 июня 1874 года 40-тысячная турецкая армия была разбита Суворовым и Каменским у Козлуджи (потери русских – 34 убитых и 134 раненых), после чего турки запросили перемирия и был заключён Кючук-Кайнарджийский мир, подтверждающий в том числе независимость Крыма.

Однако оставлять Крым турки добровольно не собирались. В марте 1775 года в результате подготовленной протурецкой партией «цветной революции» хан был свергнут и на его место посажен ставленник Турции Девлет IV Гирей, начавший готовить «джихад против неверных». Вдоль берегов крейсировали турецкие корабли, готовые высадить десанты. И тогда в ноябре 1776 года все русские войска на полуострове получил под командование Суворов. Как только бунтующие сторонники хана об этом узнали, волнения тут же прекратились – что значит репутация!

Разумеется, турки пытались высадиться и самостоятельно, вне портов. Но эти попытки пресекались манёвром немногочисленной русской артиллерии. Например, в ночь на 15 июня 1778 года турецкая эскадра вошла в Ахтиарскую бухту, намереваясь высадить десант там, где сегодня стоит русский Севастополь. И вдруг обнаружила на вчера ещё пустынном берегу возведённые всего за несколько часов русские батареи. Высадка, понятно, не состоялась – ведь формально между странами был мир…

Суворов же строил и строил повсеместно укрепления и посты русских войск. В отличие от времён Миниха и Ласси, русские на сей раз не совершали рейд на территорию врага, а намеревались осесть здесь всерьёз и надолго. При этом многочисленные приказы касательно отношения с местным населением требовали:

Соблюдать полную дружбу и утверждать обоюдное согласие между россиян и разных званий местных обывателей…

Местные обычаи велено было «свято почитать, равно российским».

Но самое своё революционное новшество генерал совершил, организовав освобождение и выселение из Крыма 30 тысяч христиан (греков, армян, сербов, грузин, валахов), в основном – рабов и полурабов у татарской знати. Поскольку татары, возлагавшие основной труд на рабов, «грязной» работой гнушались, это столь серьёзно подорвало крымскую экономику, что вызвало возмущение даже у вполне «пророссийского» хана.

Суворов считал необходимым присоединить полуостров к России, о чём неоднократно писал в Петербург. Но там боялись нарушить мир, и Суворову было велено вывести свой корпус из Крыма. Уходили по-суворовски – не оставив ни одного больного солдата, не взяв у населения ни одной телеги и срыв все построенные укрепления.

Разрубить Крымский «гордиев узел» Россия решилась только в 1783 году после очередного вынужденного ввода войск: 8 апреля вышел манифест о присоединении к империи Крыма, Тамани и кубанских татар.

Разумеется, это не остановило Турцию и её европейских «друзей»: в 1787 году подстрекаемые Англией, Францией и Пруссией турки предъявили ультиматум, требуя от России себе вассалитета Крыма и присоединённой по Георгиевскому трактату Грузии. Получив отказ, начали очередную русско-турецкую войну (1787-1791 годов). Целью был Крым, но первый удар нацеливали на Херсон, где строился русский Черноморский флот. Для этого следовало захватить русскую крепость Кинбурн, защищавшую морской проход к Херсону.

Но туркам снова не повезло – командовал в Кинбурне Суворов, который со вдвое меньшим отрядом сбросил в море 5-тысячный турецкий десант (хотя сам в ходе сражения дважды был ранен и позднее называл этот день «адским»), потеряв 138 солдат убитыми и около 300 ранеными. За это сражение императрица наградила его высшей наградой империи – орденом Андрея Первозванного «За веру и верность».

Война продолжалась ещё четыре года. Снова отличился Суворов, который вместе с австрийским принцем Кобургским атаковал и разбил турок под Фокштанами, затем – вчетверо сильнейшую основную турецкую армию великого визиря при Рымнике. И наконец, 11 декабря 1790 года взял крепость мощную турецкую Измаил. Остальные русские войска и флот также были на высоте: в ходе всей войны туркам не удалось выиграть ни одного крупного сражения – ни на суше, ни на море. Наконец был заключён (уже с новым султаном) Ясский мирный договор, при заключении которого русские даже проявили небывалое великодушие, отказавшись от положенных им по договору 8 миллионов рублей золотом. Зато одним из пунктов договора был окончательный отказ Турции от каких-либо претензий на Крым.

Никто не забыт…

«Крым наш!» стал своеобразным лозунгом возвращения полуострова, всегда остававшегося русским по сути и духу, в состав России, частью которой он являлся со времён победоносных «екатерининских» войн. А в духовном плане – и того раньше: со времён крещения Святого Князя Владимира в Херсонесе Таврическом.

Тем больше оснований вспомнить сегодня добрым словом тех, с кого всё начиналось. Миниха – как первого русского полководца, вошедшего в землю древней Тавриды, превращённой в разбойничий вертеп, три века дотоле терзавшей русские земли набегами и жиреющей на грабеже и работорговле. И Суворова – как первого, пусть неформального русского «генерал-губернатора» Крыма, начавшего реальное преобразование вчерашнего турецкого протектората и главного поставщика рабов в нечто качественно новое – драгоценную жемчужину в русской имперской короне.

Эти и другие великие люди заложили тогда, в далёком XVIII веке, то, что взошло и прорезалось в 2014 году крымским референдумом о единстве с Россией. Единстве, которое уже стало историческим фактом, что бы на сей счёт ни думали и ни заявляли киевские безумцы, их западные хозяева, разнообразные «меджлисы» и современные восстановители Османской империи. «Крым наш!» – был, есть и будет. Пока будет жива наша память.

* Экстремистская организация, деятельность которой в России запрещена.

По материалам: inforuss.info
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy