Случай на экзамене по истории

0 0

Иван Лукич не волновался. До обеда принять экзамен — а дальше на мотоцикл и на рыбалку. Экзамен по истории в девятом классе. Все сдадут.

Учитель истории прекрасно знал, что сдадут все, так как не первый год принимает экзамен. В его голове уже были другие мысли — июнь, тепло, озеро, рыба. Много рыбы.

Экзамен проходил как обычно — как в 1976 году, как в 1987 году, как в прошлом 1998 году. Все, кто хорошо учился, запросто рассказывали выпавший вопрос. Те, кто учился похуже — с трудом, но могли кое-что рассказать на заданную тему.

Еще полчаса и последний ученик отсдается. Иван Лукич уже представлял, как он закидывает удочку, как смахивает прилипшего паута, как слушает пение кукушки, как наблюдает за трепыханиями поплавка.

— Ну, давай, Иван Жеглов. Твой выход, — сказал Иван Лукич.

Ванька Жеглов — обычный троечник, который учился на два. Но учителя ставили ему по доброте душевной тройку, так как семья у Ваньки большая, мать одна тянет пятерых детей и мужа-тракториста, которому в совхозе не платили зарплату уже второй год.

— Чего там у тебя, Иван?

Ванька протянул билет и вздохнул.

— Так, значит, реформы Петра Первого. Хороший вопрос. Даже отличный. Готов?

— Готов, — сказал Ванька и снова вздохнул.

В кабинете повисла тишина. Между стекол билась муха. У Ивана Лукича перед глазами висела пойманная щука.

— Продолжай, — сказал Иван Лукич.

Два учителя из комиссии засмеялись.

— Ваня, начинай давай, — подтолкнула ученика завуч.

Ванька снова вздохнул, но начал отвечать.

— Петр Первый был. При нем было хорошо. Так. Он научил крестьян курить, выращивать картошку и брить бороды.

— Хорошо, — кивнул Иван Лукич. — Продолжай также уверенно.

Ванька замолчал.

Опять повисла тишина.

— Вспомнил! — обрадовался Ванька. — Он город Санкт-Петербург основал.

— А в каком году? — спросила завуч.

— В одна тысяча пятьсот двадцать четвертом, — сказал наугад Ванька.

— Хорошо, — неожиданно согласился учитель истории. — А может быть еще подумаешь?

— В одна тысяча шестьсот девяносто втором, — предложил еще один вариант Ванька.

— Уже близко. Расскажи лучше про военную реформу.

— Военная? Ну, была реформа. Он ее сделал, чтобы стало лучше всем.

— А стало лучше?

— Конечно. Он же умный был. Всех победил.

— Это понятно. Что ты можешь рассказать про создание коллегий?

— Коллегий? Петр создал коллегии. Правильно?

— Правильно. А можно поподробнее.

— А чего там подробнее? Он решил, что так будет лучше. Создал эти самые коллегии. Может хватит уже на тройку?

— А зачем тебе тройка, может мы тебе четыре поставить хотим, — пошутил Иван Лукич.

— Да не, — отмахнулся Ванька. — Я же чувствую, что хорошо отвечаю, но недостаточно, чтобы мне можно было четыре поставить.

— Не торопись. У тебя еще один вопрос в билете. Что там? Отмена крепостного права.

— Ну, это я легко, — улыбнулся Ванька. — Крестьяне, значит, были крепостные, а царь сделал их свободными.

— Всех?

— Всех. Можно идти?

— Погодь, — остановил его Иван Лукич. Щука ушла в глубину, чтобы дождаться, когда Иван Лукич примет экзамен у Ваньки. — Какой царь? В каком году?

Ванька задумался.

— Царь Николай.

— Нет.

— Тогда Александр.

— Правильно. А по отчеству?

— Петрович.

— Ваня, давай гадать не будем, — строго сказала завуч. — В каком году состоялась отмена крепостного права?

— В одна тысяча восемьсот …, — сказал Ванька и посмотрел на учителя истории.

— Шестьдесят, — подсказал Иван Лукич.

— Первом.

— Верно! — обрадовался Иван Лукич. — Вижу, что готов. Ладно, иди давай. Сейчас мы посовещаемся и объявим вам оценки.

Ванька захлопнул дверь.

После десятиминутного совещания были распределены пятерки, четверки и тройки.

— А я бы не стала ставить Ване тройку, — неожиданно поставила проблему завуч. — Это же детский лепет.

Щука пошла в глубину. За щукой собрались идти окуни.

— Да давайте порадуем парня! — улыбнулся Иван Лукич. — Видно же, что читал. Может быть даже учил. Неужели он у вас на русском языке делает меньше десяти ошибок в тексте.

Завуч покраснела.

— Мне не понравился его ответ. Но уж если вы ручаетесь за него, как учитель истории, то пусть будет тройка.

Уже через пару минут школьники радовались оценкам, а Иван Лукич собирал свой портфель, чтобы побыстрее добежать до дома, перекусить, взять снасти и рвануть, наконец, на заветный омуток, где его уже с утра ждали щуки, окуни, чебаки и даже один налим.

***

А через каких-то двадцать лет некто Иван Петрович Жеглов смачно писал гневный комментарий какому-то "школьнику" в Интернете, называя оппонента "поколением ЕГЭ", которое не отличает Сталина от Джугашвили.

(из воспоминаний кота Йоши Бржинского).

По материалам: zen.yandex.ru
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy