Гаранты норвежской независимости

0 0

Особенности климата скандинавского полуострова заключаются в том, что крупномасштабные боевые действия там возможны лишь в летнее время и в основном лишь в южной его части. Таким образом, в намечающихся боевых действиях флоту предстояло сыграть одну из ведущих ролей. И действительно, если планы шведской армии были разработаны лишь в общих чертах, задачи флота отличались детальностью и проработанностью.

Уже в июне 1905 г. главные силы шведов перешли на рейд Карлскруны, а оттуда передислоцировались в Гетеборг. Моряки настроились весьма воинственно и ввязываться в долгую и весьма проблематичную блокаду никак не намеревались. Главным силам флота предстояло атаковать и уничтожить силы норвежцев, сосредоточенных в Мельсонвике, тогда как вспомогательные силы должны были осуществить прикрытие весьма рискованной десантной операции в главные пункты норвежского побережья. Желая вызвать противника на бой, Первому и Второму дивизионам броненосцев надлежало начать поединок с береговыми батареями в Хортене, цель которого состояла к приведению в негодность всей инфраструктуры главного норвежского арсенала. В это время броненосцы «Ньорд» и «Оден» выдвигались севернее к Хольменстранду для уничтожения ведущих к Хортену железнодорожных мостов, что должно было сильно затруднить переброску норвежских резервов. С аналогичной целью к Ларвику выдвигался броненосец «Дристигхетен». Наконец, для исключения прорыва главных норвежских сил в море, у выхода из фьордов их поджидали минные силы. 30 июня шведы начали ежедневное маневрирование перед Гетеборгом, ожидая подхода последних броненосцев «Тапперхеттен» и «Ньорд».

Гаранты норвежской независимости

Броненосец «Eidsvold» на рейде

Тем временем все четыре норвежских броненосца сосредоточились в Мельсонвике. В укромных местах на главном фарватере развернулись миноносцы, которые должны были по максимуму ослабить шедший шведский флот. Норвежский главком адмирал Борресен даже намеревался выйти навстречу численно превосходящему противнику, резонно полагаясь на свою более высокую скорость, норвежскую доблесть и деморализацию противника после нанесения по нему превентивных торпедных ударов. 9 июня для поднятия морального духа своих подчиненных адмирал приказать спустить флаги союзного шведско-норвежского государства и поднять национальные норвежские флаги.

23 июня шведская армия начала выдвижение к норвежской границе и силою до восьми рот перерезала все железнодорожные линии через границу. Наконец, получив информацию о выходе флота из Гетеборга, 1 июля норвежцы приступили к постановке минных заграждений. Но эта мера едва не вышла боком. Несколько дней спустя броненосец «Торденшельд» в результате ошибочного маневра наскочил на одну из мин… К счастью для броненосца и к несчастью для организаторов обороны, она не взорвалась. 8 июля в норвежских территориальных водах заметили шведский миноносец, явно зашедший для рекогносцировки. Наконец, 12 сентября шведский флот перешел на свою маневренную базу вблизи норвежской границы, ожидая приказа о начале операции…

Гаранты норвежской независимости

«Tordenskjold» с визитом в Роттердаме

В течение долгого времени норвежская военно-морская политика встраивалась в общую политику шведско-норвежского союза. Как это ни покажется странным, но первые трещины в фундамент этой тесной кооперации заложила промышленная революция середины XIX века. Если шведы безоговорочно приняли вызов времени и включились в гонку промышленных вооружений, то Норвегия заняла выжидательную позицию, выступив за пассивную береговую оборону. Хотя на первых порах на каждый заложенный шведский монитор Норвегия отвечала своим, но ее подход оказался весьма своеобразным. Если шведы сделалиупор на собственные силы, развивая национальную артиллерию, производство брони и прочих комплектующих, то норвежцы сразу поставили ставку на более дешевые и намного более качественные зарубежные закупки. В 1876 г. норвежские парламентарии в качестве национальной доктрины приняли проект национальной береговой обороны, подготовленный Л. Йохансеном. Этот план также получил известность как «План судостроения 1877 г.». Хотя упор в нем был сделан на бронированные канонерские лодки трех типов — 1-го, 2-го и 3-го рангов, вполне логичным дальнейшим шагом в нем виделась постройка более крупных броненосцев береговой обороны. Но именно с этими боевыми единицами моряки не нашли поддержки в парламенте, где доктрину береговой обороны воспринимали исключительно как способ экономии средств в национальном бюджете. Поэтому любые шаги в направлении модернизации национальных военно-морских сил в период с 1880 по 1890 гг. фактически пресекались в парламенте.

Гаранты норвежской независимости

«Harald Haarfagre» с визитом в Копенгагене, 1900 г.

Частично этот порочный круг удалось разорвать лишь в 1886 г., когда шведы ввели в состав своего флота монитор нового поколения «Свеа» с резко увеличенными размерами и возможностями. Кроме того, шведы дали понять, что на одной единице этого типа они не остановятся. Так что вольно или невольно парламентариям пришлось формировать специальную комиссию, которой и предстояло выработать национальную военноморскую доктрину с учетом изменившихся условий. В 1889 г. эту доктрину приняли за основу, и началась многолетняя дискуссия, в которую невольно втянулись как верхние эшелоны власти, так и широкие слои общества. Как и в предыдущем плане, в предстоящем военно-морском строительстве все усилия следовало сосредоточить на береговой обороне, но в отличие от него основными элементами сейчас должны были стать броненосцы, миноносцы, корабли наблюдения и разведки и только потом непосредственно береговая оборона.

Что касается первой составляющей, то, учитывая наметившийся конфликт со Швецией, признавалось достаточным иметь в составе флота броненосцы береговой обороны, которые могут на равных противостоять своим шведским собратьям. Таким образом, сформулированное техническое задание на новые корабли включало стальной корпус с почти двумястами водонепроницаемыми отсеками и гарвеевскую броню, дававшую возможность снизить толщину при той же самой защите. Хотя главный калибр шведского броненосца составлял 254 мм, норвежцы посчитали вполне достаточным калибр в 210 мм, ведь, несмотря на меньшую массу залпа, он обладал несравненно большей скорострельностью. Что касается среднего калибра и торпед, то их «слизали» практически один в один со шведского визави.

Гаранты норвежской независимости

Поскольку мощности своих верфей и заводов не позволяли построить столь сложные единицы, снова было принято решение обратиться за помощью к Армстронгу. В результате в 1890 г. военные приняли решение заказать у него четыре единицы этого класса. Поскольку шведы строили свои броненосцы один за другим, планируя закладку четвертого корабля этого типа на 1897 г., чтобы угнаться за соседями, норвежские броненосцы предполагалось строить парами. Тем более что пока строилась первая пара, в конструкцию второй можно было внести ряд улучшений по опыту постройки и эксплуатации предыдущей.

В 1895-96 финансовом году на нужды флота было выделено 10 млн. крон, из них 8,5 млн. пошло на строительство первой пары броненосцев. Поэтому уже в 1896 г. с Армстронгом подписали контракт на постройку двух единиц, получивших названия «Торденшельд» и «Харальд Хорфагре».

Гаранты норвежской независимости

«Norge» в походе, 1930 г.

Первоначально предполагалось весьма недвусмысленно назвать корабли по имени двух датских адмиралов норвежского происхождения (в то время Дания и Норвегия были единым государством), прославившимися своими победами над шведским флотом: Питера Весселя, прозванного Громовым Щитом («Торденшельд» по-норвежски) и Корта Сивирсена, прозванного Орлом («Аделер» по-норвежски). Но против такого подбора имен выступил сам шведский король Оскар. В результате приняли компромиссное решение о наименовании второго броненосца по имени основателя норвежского королевства Харальда I, прозванного Прекрасноволосым («Хорфагре» по-норвежски).

Темпы работ по «Торденшельду» и «Харальду Хорфагре» (объектам №649 и №648) вполне подтвердили высокую репутацию британских судостроителей. 18 марта и 4 января 1897 г. обе новостройки спустили на воду. А уже 16 мая 1898 г. и 25 декабря 1897 г., после завершения полного цикла приемных испытаний, обе единицы бросили якорь в Норвегии.

Поскольку шведы передали норвежцам чертежи «Свеа», конструкция корпуса и его теоретический чертеж весьма напоминали шведский прототип, а учитывая то, что Армстронг на основании своего опыта внес многочисленные изменения, можно с уверенностью утверждать, что норвежцы получили корабль следующего поколения. По моде того времени броненосец имел ярко выраженный таранный форштевень, впрочем, не настолько выдающийся, как у шведов. Ну и наконец, главной визитной карточкой стали дымовые трубы, высотой почти 18 м!

Гаранты норвежской независимости

«Norge»

Две машины тройного расширения, построенные в Великобритании, вкупе с консервативными к этому времени, но тем не менее очень надежными котлами шотландского типа, дали возможность без особого труда перекрыть на испытаниях рубеж в 17 уз., бывший недостижимой мечтой для шведских собратьев.

Гарвеевское бронирование дало возможность выбрать толщину и расположение плит более рационально. В результате между барбетами расположился главный 178-мм броневой пояс, толщину палубы довели до значения 50 мм, а плиты башен — до 220 мм. Кроме того, башни имели рациональные углы наклона, что весьма увеличивало возможность рикошета при прямом попадании, сделав ее конструкцию также одной из визитных карточек броненосцев.

Наконец, наибольшие отличия от «шведа» состояли в составе и расположении вооружения. Если главный калибр «Свеи» состоял из двух 254-мм орудий, расположенных, как на ранее построенных шведских мониторах, — в одной двухорудийной носовой башне, Армстронг расположил 210-мм орудия норвежского броненосца по традиционной схеме в двух одноорудийных башнях — в носу и корме. Это давало несравненно более широкие сектора обстрела.

Во многих военно-морских изданиях ходит утверждение, что на норвежских броненосцах в качестве главного калибра стояли пушки Круппа. Но это неверно. Всю артиллерию произвел Армстронг. Иное дело, что идя на поводу у заказчика, который хотел унифицировать боезапас к артиллерии боевых кораблей и береговой обороны, действительно имевших на вооружении пушки Круппа, пришлось производить не стандартный для англичан калибр. 210-мм, а правильнее сказать — 209,3-мм орудие «Армстронг Модели В» имело длину ствола 43,8 калибров. Башенные установки давали возможность обеспечить угол возвышения до 15º и угол снижения до 5º. Заряд метательного пороха разгонял 142-кг снаряд до скорости в 700 м/с, что при максимальном угле возвышения давало дальность до 11000 м. 120-мм орудие среднего калибра «Армстронг Модели Y» имело длину ствола 43,9 калибра. Шесть орудий этого типа располагались в индивидуальных казематах в средней части корпуса. 20,4-кг снаряды достигали на срезе ствола скорости 783 м/с и при максимальном угле возвышения могли быть посланы на дальность до 9000 м.

Гаранты норвежской независимости

«Harald Harfagre» и «Norge»

Интересно отметить, что если британское 210-мм орудие стало первым в норвежском флоте, то 120-мм орудие военные уже успели оценить по достоинству, поскольку оно стояло на вооружении береговых батарей. Дополнительную помощь в уничтожении потенциальных охотников торпедировать броненосец обеспечивали также четыре 76-мм орудия с длиной ствола 40 калибров, служивших также в британском флоте под названием «12-фунтового» орудия. Вооружение дополняли два десантных орудия того же калибра, но с длиной ствола 28 калибров, а также шесть 37-мм Гочкиссов и два торпедных аппарата.

В целом, оценивая проект «Торденшельда», следует отметить, что он обставил по всем параметрам свой шведский прототип. Разумеется, шведы посчитали себя обманутыми, и вместозакладки ранее предполагаемого четвертого броненосца типа «Свеа» они в итоге спустя некоторое время заложили броненосец «Оден», весьма и весьма напоминавший своего норвежского собрата. Разумеется, официально было объявлено, что это сделано для лучшей интеграции кораблей в пределах одного отряда, но на самом деле всем было понятно, что шведы просто пытаются нагнать норвежцев, вышедших вперед в гонке морских вооружений. Для парирования угрозы со стороны норвежской пары они заложили впервые в своей практике одновременную серию из трех однотипных броненосцев. «Одены» в чем-то превосходили «Торденшельдов», но в чем-то и уступали. Например, вплоть до броненосца «Оскара II», шведы с маниакальной напористостью ставили на своих кораблях лишь плоскую броневую палубу, что сразу ставило их в крайне невыгодные условия в сравнении с карапасной палубой, дополнявшей действие главного пояса на норвежских броненосцах. Но, так или иначе, три единицы против двух норвежских вполне парировали способную возникнуть угрозу.

Как и ожидалось, после прибытия «Торденшельда» и «Харальда Хорфагре» в Норвегию, последовало решение о строительстве у Армстронга еще двух единиц. Взяв за основу уже построенные броненосцы, норвежцы настояли, чтобы в проект были внесены изменения с учетом противостояния броненосцам типа «Оден». В результате те получили более мощные орудия, более сильные машины и более продуманную конструкцию. Как дополнительное условие, норвежцы потребовали предусмотреть возможность принятия на борт кадетов в варианте учебного корабля.

Броненосцы также получили весьма символичные названия «Норге» и «Эйдсвольд» в честь самоназвания Норвегии и норвежского поселка, в котором в 1814 г. подписали норвежскую конституцию, действующую до настоящего времени.

Гаранты норвежской независимости

«Eidsvold»

Хотя водоизмещение и размерения новых броненосцев несколько повысились, общая компоновка, конструкция корпуса и теоретический чертеж остались практическим теми же. Силуэт претерпел значительные изменения, прежде всего за счет более развитых надстроек и двух труб вместо одной. Более мощные машины привели к тому, что если предыдущий тип мог развить 17 узлов лишь в весьма благоприятных условиях, новые корабли давали свыше 17 узлов гарантированно. Далее, Армстронг несколько перепроектировал схему бронирования, учитывая, что теперь для бронирования будет использована еще более совершенная «крупповская» броня. Главный пояс на промежутке между барбетами достигал всего 152 мм, и в отличие от предыдущего типа этот пояс не продолжался до оконечностей, где защита состояла лишь из броневой карапасной палубы. Бронирование башен стало 229 мм, а казематов средней артиллерии — 122 мм.

Несмотря на тот же калибр главной артиллерии в 210 мм, это были орудия более новой «Модели С», немного более легкой, чем «Модель В». Изменилась и конструкция башен, ставших хоть и меньших размеров, но более угловатыми.

Гаранты норвежской независимости

«Eidsvold»

В качестве среднего калибра вместо 120-мм орудий было применено 149,1-мм «Армстронг Модели FF» с длиной ствола 45,8 калибров, размещавшиеся в отдельных казематах. Следует отметить, что эти орудия также получились унифицированными с пушками разных моделей в системе береговой обороны, принятых на вооружение еще в 1893 г. Артиллерию броненосцев дополняли те же четыре 76-мм орудия с длиной ствола 40 калибров, к которым в 1922-23 гг. добавилось еще два орудия той же модели. Интересно отметить, что в 1983 г. дайверы подняли с броненосца «Норге» (глубина 25 м) одно из этих орудий, установленное сейчас в военно-морском музее в Хортене.

Что касается торпедного вооружения, то и на типе «Торденшельд», и на типа «Норге» стояло по два 457-мм торпедных аппарата. Всех их из-за весьма проблематичной ценности демонтировали с кораблей в 1927 г. и интегрировали в систему береговой обороны.

Строительство «Норге» и «Эйдсвольда» также отличалось ударными темпами. 31 марта 1900 г. и 14 июня 1900 г. корабли спустили на воду, а к концу года они уже прибыли в Норвегию. С этого момента ядро военно-морских сил Норвегии стало составлять четыре броненосца береговой обороны.

Гаранты норвежской независимости

Первая пара норвежских броненосцев прибыла на родину в 1897-98 г., и первый год в их биографии прошел в напряженных учениях и подготовке личного состава. Лишь в 1898 г. было предпринято первое заграничное плавание, в ходе которого «Харальд Хорфагре» посетил Великобританию. Именно на этом переходе норвежские моряки смогли испытать свое приобретение на максимальных режимах. На следующий год, также пройдя полный курс боевой подготовки, к зарубежным визитам начал подключаться «Торденшельд». В этом году оба корабля посетили Германию и Швецию. С 1899 г. учебные заграничные плавания стали традиционными для норвежских броненосцев. В основном, конечно, они проходили по Балтийскому и Северному морям, но например в 1906 г. «Торденшельд» дошел аж до жаркого Алжира, а в 1907 г. «Харальд Хорфагре» показал свой флаг в Северной и Южной Америках. По аналогичной схеме вводились в строй и «Норге» с «Эйдсвольдом».

Привлекались броненосцы и для дипломатической службы. В 1911 г. король Норвегии Хокон VII избрал «Харальд Хорфагре» в качестве своей яхты во время официального визита в Данию. Кстати, в этом путешествии корабль эскортировали другие норвежские броненосцы. В 1923 г. с подобной целью король Норвегии использовал «Эйдсвольд» при посещении Голландии и Бельгии, а в 1928 г. во время своего визита в Финляндию — «Норге».

В 1923 г. норвежцы, идя на поводу у мировой моды, начали свои опыты с морской авиацией. В роли подопытного кролика выступил «Торденшельд», на корме которого расположились два гидроплана Сопвич «Беби» с бортовыми номерами F.114 и F.118. Впрочем, если для летчиков программа стала весьма напряженной и опасной, экипаж броненосца упражнялся лишь в спуске и подъеме самолетов на воду, а также их транспортировке на палубе. После этого «Торденшельд» с самолетами даже принял участие в традиционных маневрах флота, где Сопвичи выступили в роли разведчика. Эти эксперименты оказались весьма кстати, когда летом 1928 г. прекратилась связь с экспедицией известного норвежского полярного исследователя Роальда Амундсена. Но увы, многочисленные вылеты самолетов «Торденшельда» оказались безрезультатными.

Гаранты норвежской независимости

«Eidsvold», артиллерийские учения

Не обошли корабли стороной и катастрофы. Так, во время учебных стрельб на «Торденшельде» 2 августа 1933 г. из-за неполного закрытия затвора во время выстрела 120-мм орудия погибло четыре человека. Интересно отметить, что подобный же случай был зафиксирован 28 июня 1941 г., когда снятое с броненосца орудие, установленное в системе береговой обороны, убило 14 обслуживавших его немецких артиллеристов.

В конце 30-х годов норвежский флот подвергся крупной реорганизации. Как более современные и находящиеся в удовлетворительном техническом состоянии, «Норге» и «Эйдсвольд» были сведены в Первый дивизион броненосцев. Одновременно потерявшие к этому времени какую-либо боевую ценность первую пару норвежских броненосцев частично разоружили и начали готовить к списанию. Непосредственно до войны «Торденшельд» выполнял обязанности плавучего склада и казармы для новобранцев, а «Харальд Хорфагре» — вспомогательного суднаблокшива в военно-морской базе в Хортене. Так что без всякой славы оба «старика» 9 апреля 1940 г. достались высадившимся в Хортене немецким десантникам.

В ряде современных работ ходит мнение, что в межвоенный период норвежцы за своими броненосцами толком не присматривали, и потому, дескать, все они стали легкой добычей немцев. Но в этих обвинениях лишь доля правды. Следует отдать должное норвежским морякам — за техническим состоянием они следили исправно. Другое дело, что средства норвежского бюджета были весьма и весьма ограниченными, и, разумеется, в военно-морской области они шли в основном на нужды береговой обороны и эксплуатацию новых кораблей. Изрядно устаревшие броненосцы, хотя формально и сохраняли титул самых сильных единиц национального флота, финансировались лишь по остаточному принципу. Но тем не менее все броненосцы в 1922-23 гг. прошли ремонт и перевооружение мелкой артиллерии. На «Торденшельде» и «Харальде Хорфагре» в этот же период перестроили мостик на более просторный (по типу, использовавшемуся на «Норге» и «Эйдсвольде»). Следует отметить, что мелкокалиберную артиллерию в 1920-30-е гг. броненосцы меняли несколько раз. Другую крупную по норвежским меркам модернизацию удалось провести в 1939 г. непосредственно перед отправкой «Норге» с «Эйдсвольдом» в Нарвик. Частично для ее проведения использовалось снятое с «Торденшельда» и «Харальда Хорфагре» оборудование. На крышах башен главного калибра установили по одной 40-мм зенитке фирмы Бофорс и дополнительно на каждом — по два 20-мм автомата Эрликон и по шесть пулеметов Кольта. Впрочем, эти срочные меры незначительно повысили боевую ценность броненосцев. Так, например, расчет к пушкам Бофорса на борт кораблей так и не прибыл вплоть до их гибели, а остальные зенитки запомнились экипажу лишь по многочисленным проблемам с комплектованием боезапаса.

Гаранты норвежской независимости

«Eidsvold»

Непосредственно перед войной оба оставшихся в строю броненосца дислоцировались в Осло-фьорде, но с началом боевых действий в Финляндии зимой 1939 г. норвежцы посчитали, что больше пользы два старых броненосца принесут при защите стратегически важного порта Нарвик (важный путь экспорта норвежской руды). Поэтому 9 апреля 1940 г. «Норге» и «Эйдсвольд» находились в районе этого порта. На борту «Норге», под командой П. Аскима, находилось 190 человек. Оставшиеся 35 были в отпуске на берегу, двое — в береговом госпиталеи еще двое на гауптвахте. Экипаж «Эйдсвольда» под командованием О. Виллока насчитывал 184 человека. Еще 40 матросов находись в увольнении, трое в госпитале и один на гауптвахте.

В 3-20 патрульное судно «Кельт» доложило о появлении у Нарвика неизвестных боевых кораблей. Незамедлительно «Эйдсвольд» отправился ко входу в бухту, Виллоку были даны четкие указания: если это не британские корабли, сразу открывать по ним огонь.

В 5-10 на броненосце заметили три германских эсминца «Вильгельм Хейдкамп», «Георг Тиле» и «Бернд фон Арним». После предупредительного выстрела неприятельские эсминцы легли в дрейф, и с «Вильгельма Хейдкампа» спустили катер для ведения переговоров. Командир норвежского броненосца приказал эсминцам покинуть территориальные воды, в свою очередь немецкий командир предложил безоговорочную капитуляцию. Не успел немецкий офицер, проводивший переговоры на катере, дойти до своего корабля, как с «Вильгельма Хейдкампа» последовал четырехторпедный залп. Три смертоносные «рыбины» попали прямо в «Эйдсвольд», который разломился и в течение всего 15 секунд скрылся под водой, унося с собой в пучину 177 членов экипажа.

Находившийся в глубине бухты «Норге» получил время, чтобы объявить тревогу, и вскоре вступил в перестрелку с «Берндом фон Арнимом».

Видимость была отвратительная — артиллеристам очень мешали темнота и снеговые заряды. Первый залп лег с недолетом, второй дал перелет. Предотвращая классическую вилку, эсминец выпустил по противнику семь торпед, две из которых попали в цель. Броненосец быстро перевернулся и некоторое время находился вверх дном с все еще вращающимися винтами, после 47 чего быстро затонул, затянув с собой 105 человек. Несмотря на то, что П. Аским выжил в этой трагедии, ему никогда не ставили в вину потерю двух боевых кораблей, мало того — в Норвегии его объявили национальным героем!

Поскольку «Эйдсвольд» затонул на фарватере, к демонтажу отдельных элементов конструкции приступили еще немцы, но полностью останки корабля сдали на металлолом лишь после войны. В отличие от него, «Норге» затонул на глубине 20-25 м практически в центре бухты Нарвика. Несмотря на высокую степень коррозии, он в настоящее время является одним из наиболее посещаемых норвежских дайв-сайтов…

Продолжение следует

Статья была опубликована в апрельскомномере журнала «Наука и техника» за 2014 год

Источник: naukatehnika.com
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy