Улетели…они улетели так, чтобы не вернуться

0 8

На прошлой неделе была годовщина одной совершенно эпической истории, про которую все забыли, даже если кто и знал. 13 февраля 2021 года исполнилось 29 лет со дня угона шести Су-24 из состава 6 БАП ( г. Староконстантинов, Украина) в Шаталово (Россия). Вместе с самолётами было похищено знамя полка (вывезено в Россию на автомобиле).

Четыре СУ-24 из состава 6 БАП, базировавшегося в г. Староконстантинов на временно оккупированной Украиной территории, под управлением лётчиков, верных присяге и видавших вышеупомянутую Украину в гробу в жовто-блакитных тапочках, ушли в сторону России, где благополучно и приземлились на территории авиабазы Шаталово. Вместе с самолётами с будущей территории безумия было эвакуировано знамя полка, вывезенное на машине одного из офицеров.

Вот как описывает процесс принуждения к переприсяганию Украине один из свидетелей: «Приехало много телевизионщиков из Львова, представителей католической церкви, националистов, ещё какой то братии и привезли с собой обыкновенное жёлто-голубое знамя Украины. Данные представители всё пытались с командиром обговорить сценарий принятия присяги. Но он сказал, что он здесь ещё командир и нечего ему указывать, что и как, вот попрощается полк со своим знаменем, а там делайте что хотите.

Естественно: «Равняйсь! Под знамя — смирно!» Внесли знамя, пронесли перед полком и на правый фланг. Командир перед строем поблагодарил всех за службу под этим знаменем, от нашего имени поцеловал его.

Местные хотели пристроить своё знамя рядом с полковым, но знамённый взвод быстренько их оттеснил. Потом мы сняли головные уборы, один командир отдавал честь знамени и его унесли! Потом командир сказал, что те, кто будет принимать присягу, должны оставаться на месте, а остальных он не задерживает.»

Я так понимаю, что этот или подобный случай был взят за основу знаменитого эпизода из фильма «72 метра». Одновременно со взлётом самолётов (кстати, изначально взлетели 7, трое по разным причинам в последний момент очканули идти на прорыв) начальник штаба полка подменил полковое знамя красным вымпелом за успехи в боевой и политической подготовке, сел в свою машину и укатил в сторону границы. История безумно интересная, и заслуживающая экранизации уж точно.

А в реале самолеты тоже угоняют. Как и автомобили. Не так часто, но — бывает. И не только пассажирские лайнеры, а и грозные боевые машины. В мировой авиации явление известно как скай- или хайджекинг. По-простому — воздушное пиратство. Но случались в авиации эпизоды, имевшие противоположный исход. За давностью о нем порядком подзабыли, а кто помоложе, и вовсе не слышал.

Тогда же в 1992 году, на заре становления независимости Украины, ЧП стало просто бомбой. Было от чего: взлетев со Староконстантиновского военного аэродрома в Хмельницкой области (в просторечии сокращенно — Старкон, Старое), экипажи сразу шести бомбардировщиков Су-24 несанкционированно пересекли границу с Россией и приземлились на авиабазе Шаталово, недалеко от Смоленска. В общей сложности “угонщиков” было 13 — по два человека в каждом экипаже (летчик и летчик-штурман), а в Шаталово их ожидал еще один старший офицер, который накануне вывез из Старкона знамя полка.

С 12 на 13 февраля шесть боевых бомбардировщиков СУ-24М из авиаполка, дислоцированного возле города Староконстантинова Хмельницкой области, выполняя учебные тренировочные полеты, вдруг отключили связь с землей, взяли курс на север и приземлились близ города Шаталово Смоленской области в России. Расположение воинской части на территории Украины покинули 12 человек, среди которых пять полковых командиров разного ранга, в том числе и начальник штаба полка, который прихватил с собой полковое знамя, за сохранность которого нес персональную ответственность.

Подробности от украинского очевидца: “Сбивать наших никто бы не стал…”

Михаил Сергиенко (фамилия по его просьбе изменена) служил в начале 90-х в Старконе, и тот ночной вылет прекрасно помнит до сих пор. Вот его интерпретация событий:

— В ночь на 13 февраля 1992 года шли плановые тренировочные полеты. Ничего необычного. Все как всегда. Но через какое-то время после вылета шестерка бомбардировщиков Су-24, которой командовал заместитель командира дивизии полковник Черный, вдруг как по команде отключила радиосвязь с землей, изменила курс и направилась на север к границе с Белоруссией. Не один самолет, не два — все шесть!

На экранах радиолокаторов КДП (контрольно-диспетчерского пункта) и Центров управления воздушным движением непонятные, ничем не предусмотренные и ни с кем в Старконе не согласованные маневры, естественно, были сразу зафиксированы. Несколько раз пытались запросить экипажи — в ответ молчание. Только однажды прорвался голос замкомдива: на вопрос — “Куда следуете?”, тот отрезал: “Скоро сами узнаете!”. И связь оборвалась… На уточнение, можно ли было в той острой ситуации поднять самолеты на перехват угонщиков или, скажем, применить средства поражения с земли, Сергиенко отрицательно качает головой:

— Поначалу вообще не было понятно, что это угон — предполагали, машины сбились с курса, отказали приборы, возникли какие-то технические неполадки, но если бы Черный по рации и сообщил о намерении уйти, сбивать наших “бомберов” никто бы не стал, такое в голову не могло прийти — боялись провокаций. Су-24 — машина скоростная, за минуту преодолевает огромные расстояния. К тому же способна лететь на предельно малых высотах. По прямой из Старкона до Смоленска — что-то около 700 км. Для такого самолета — пустяки. Короче, на согласования ушла бы куча времени. Вполне хватило бы и до Москвы…

Между тем при подлете к украинско-белорусской границе шестерка подвернула правее, обогнула ее (видимо, решили не рисковать, чтобы не нарваться на систему ПВО “сябров”), приблизилась к российской и… вскоре самолеты один за одним штатно сели в Шаталово. Там, прямо на летном поле, уже был выстроен личный состав местной войсковой части, а начальник штаба Староконстантиновского полка подполковник Криштопа торжественно вручил “перебежчикам” боевое знамя, заблаговременно вывезенное им же в Смоленск, только не самолетом, а легковушкой.

— Вот так выглядела эта военно-политическая мелодрама, — с горечью признается Сергиенко. — Неприятно, конечно. Но факты — вещь упрямая. А данный факт имел место быть. Офицер добавляет, что через несколько дней в полку, где служили угонщики, прошло собрание. Его участники дали принципиальную оценку случившемуся, заявив, что “силой никого не принуждали служить народу Украины”. Те же, кто хотел перевестись в другое место службы, включая Россию, мог сделать это “и без хулиганского демарша, который нанес большой моральный урон украинской армии”.

С летчиками, угнавшими бомбардировщики, понятно. А как уезжали семьи перебежчиков? Сергиенко говорит, что за ними в Старкон из России прибыли шесть армейских грузовиков и автобус. В КамАЗы погрузили имущество, в автобус сели жены и дети. И уехали — тихо, без долгих проводов, слов прощания и слез. По другой информации – за семьями прилетел борт из России и увёз всех.

— Вооруженные силы, ВВС Украины только-только начинали формироваться, люди определялись с дальнейшей службой, сомневаясь, оставаться и дальше здесь или уезжать, были на распутье, не знали, как поступить, что будет с семьями, — поясняет Сергиенко. — Официально предоставили каждому 10-дневный отпуск, чтобы окончательно решить, продолжать служить здесь либо съездить на родину, в ту же Белоруссию, Россию, другие регионы бывшего СССР, привезти оттуда ходатайство и перевестись, ничего не теряя… Люди разъехались. Полковник Черный, как потом оказалось, отправился в Россию, откуда родом. Каким-то образом пробился на личный прием к Дейнекину, доложил о желании вернуться из Украины домой, добавив, что он не один такой, есть и другие. После этой беседы, по некоторым данным, якобы и родился план угона. Тогда же обсуждались детали похищения знамени полка… — Во все времена знамя — святая святых, — говорит Сергиенко. — В случае его утери часть подлежала расформированию…

В нашей истории этого не произошло. Как раз упорядочивались новые штатные структуры, готовились переименования, со старой, советской, — на национальную, украинскую, менялась символика… Знамя, за которое, кстати, отвечал тот самый начальник штаба полка Криштопа, лежало свернутым в секретке (секретной части. — Авт.). Не понадобилось ни больших усилий, ни конспирации забрать его оттуда, спрятать и вывезти. Что он и сделал на личной “восьмерке”. А потом дожидался остальных сослуживцев в Шаталово… поступок офицеров объясняют нежеланием служить в “жовто-блакитном” войске, что подтвердил и один из участников перелета, заявив, что вторично присягать никому не намерен.

Вот такое время было. Вот такая история

Источник

По материалам: inforuss.info

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy