В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

0 0

T28 — гусеничная боевая машина со сварным броневым корпусом. В его конструкции использовалось значительное количество литых деталей. Толщина брони колебалась в пределах от 305 до 25 мм. Бронирование носовой части корпуса имело наибольшую толщину — 305 мм (правда, лобовой лист был установлен вертикально, а не под рациональным углом наклона, что увеличило бы его снарядостойкость). Толщина верхней части бортов составляла 152-203 мм, нижней части — 63,5 мм (под углом 57,5° ). Толщина кормовых листов — 76 мм, а крыши корпуса — 38 мм. Кроме того, внешний гусеничный блок имел бронеэкран толщиной 101,6 мм, что давало машине дополнительную защиту. Такое бронирование корпуса позволяло противостоять почти всем видам артиллерийских снарядов, которые имели на вооружении противники США в сороковых годах.

Начало читайте в статье

Т28. Бронемастодонт из Нового света

Описание конструкции

Корпус разделялся на два отделения: боевое, занимавшее его переднюю часть, и моторное. Между отделениями устанавливалась противопожарная перегородка. Несомненным достоинством машины был ее низкий силуэт — высота (по зенитному пулемету, размещенному над командирским люком) составляла всего 2,84 м. При длине корпуса 7,5 м и ширине 4,55 м, боевая масса машины достигла 96 тонн. Для обеспечения приемлемого удельного давления на грунт машина получила не две, как обычно, а целых четыре гусеничные ленты — в результате удельное давление на грунт составило около 0,9 кг/см2. Максимальная скорость равнялась всего 12,8 км/час, но экипажу рекомендовалось не «разгоняться» свыше 11 км/час. Угол преодолеваемого подъема составлял 48,2%, зато радиус поворота — 8,54 м. Колосс был в состоянии переползать рвы шириной до 1,83 м.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Испытания по преодолению моста. Стоящие рядом офицеры измеряют нагрузки, испытываемые конструкцией

Экипаж машины насчитывал четыре человека. В его состав входили: механик-водитель, наводчик, заряжающий и командир. Первый размещался в носовой части корпуса слева, заряжающий примерно в метре за ним. Наводчик сидел с правой стороны, а позади него размещался командир. Его сиденье можно было сложить, как и сиденье заряжающего. Все сиденья регулировались, передвигаясь в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Сиденье механика-водителя кроме того могло отодвигаться в сторону, благодаря чему увеличивался угол горизонтального склонения орудия.

Водитель и командир имели над своими местами по башенке, снабженной приборами наблюдения, близкими по конструкции к образцам, используемым в танке M26 «Першинг», однако более массивными и с увеличенной на 2,5 см высотой. Аварийное покидание боевого отделения обеспечивали два люка, расположенные в днище корпуса. С правой стороны от водителя располагался вентилятор, еще один был размещен около места заряжающего. За сиденьем командира, у противопожарной перегородки, находился огнетушитель, заполненный двуокисью углерода.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Т28, хорошо видны бортовые экраны и зенитный пулемет над башенкой командира

Основное вооружение T28 было установлено по центральной оси боевого отделения. Это было орудие T5E1, калибра 105 мм, закрепленное таким образом, чтобы обеспечивалось наведение его ствола в двух плоскостях. Диапазон вертикального наведения орудия составлял от —5° до +19,3°, а горизонтального — по 10° в каждую сторону. Для лучшей стабилизации орудие оснащалось противовесом, крепящимся снизу. В боевом отделении также располагался фиксатор орудия в транспортном положении — при помощи двух ригелей казенная часть орудия закреплялась в положении максимального возвышения. Орудие наводилось вручную при помощи двух маховиков, размещенных на месте наводчика. Выстрел производился при помощи электроспуска, а на случай его отказа имелся и ручной спуск. Первоначально боекомплект составлял 62 выстрела раздельного заряжания (после полигонных испытаний их число уменьшили до 58). Выстрелы хранились в боевом отделении: восемь крепилось на стенках специальными хомутами, а остальные укладывалась в контейнеры, по 14 штук в каждом.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Внешние блоки гусеничных лент сняты и соединены между собой

Сердцем силовой установки Т28 был бензиновый восьмицилиндровый V-образный двигатель Ford GAF, мощностью 450 л.с. при 2600 об/мин. Крутящий момент двигателя передавался через гидромеханическую коробку перемены скоростей и механический механизм поворота. Весь силовой блок крепился к корпусу четырьмя болтами. Воздух к двигателю засасывался через два масляных фильтра, размещенных в боевом отделении. Выхлопная труба была выведена на корму машины. Штатный запуск двигателя осуществлялся при помощи электростартера (напряжение 12В, сила тока —150А). Возможен был и запуск сжатым воздухом, баллоны с которым были размещены рядом с местом командира. Охлаждение силовой установки обеспечивали два водяных радиатора (с интегрированными масляными радиаторами). В состав системы охлаждения входили также четыре вентилятора и бак для охлаждающей жидкости. Перечисленные узлы были объединены в один агрегат, который мог быть легко демонтирован сверху. Доступ к двигателю обеспечивали два комплекта крышек; в них имелось по шесть жалюзи с независимыми петлями. Запас топлива в количестве 1640 л хранился в четырех баках, сгруппированных попарно. Из каждой группы баков топливо можно было расходовать независимо. Подача топлива контролировалась входящими в топливную систему приборами, установленными в боевом отделении. Запаса топлива хватало приблизительно на 160 км.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Т28 со снятыми внешними блоками гусеничных лент

Управление танком осуществлялось парой рычагов, установленных перед сиденьем механика-водителя. Вместе с ручным тормозом и педалью газа они крепились к подвижной платформе. Выбор передач осуществлялся при помощи гидравлического сервопривода, располагавшегося за сиденьем водителя. Он при помощи гидропроводки, проложенной в специальном кожухе по полу боевого отделения с левой стороны, соединялся с исполнительным механизмом на коробке передач. Бортовые передачи были спроектированы так, что состояли из трех узлов — внутреннего, внешнего и соединительного. Такая конструкция обеспечивала соответствующее объединение ведущих колес всех четырех гусениц.

Ходовая часть танка состояла из четырех наборов опорных катков и гусеничных лент — по два (внешний и внутренний) с каждой стороны шасси. Ведущие звездочки находились сзади, а механизм натяжения гусениц — в передней части корпуса. Для поддерживания верхней ветви гусеничной ленты имелось пять комплектов поддерживающих роликов. Подвеска T28 напоминала систему, принятую на танках типа «Шерман» HVSS. Одна тележка ходовой части включала пару балансиров и пару катков, оснащенных резиновыми бандажами. Между балансирами устанавливались две горизонтальных пружины. На супертяжелом танке отказались от монтажа верхних элементов тележек, гасящих колебания, но добавили крюки, служащие для монтажа узлов внешних гусеничных лент.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Тележка внешних гусеничных блоков Т28

Внешний съемный комплект гусеничной ленты крепился к корпусу при помощи пяти массивных петель и шести фланцев. В задней части над верхней ветвью гусеничных лент располагались ящики для хранения инструмента и запасных частей. Каждая гусеничная лента цевочного зацепления была составлена из ста двухгребневых траков, с резинометаллическим шарниром. Ширина трака составляла 495 мм, а шаг — 152,4 мм. Ведущие колеса имели по два зубчатых венца (по четырнадцать зубьев), а также центральную разделительную ступицу. Внутренние гусеницы были постоянно связаны с трансмиссией, а внешние приводились в движение при помощи промежуточной соединительной муфты.

Учитывая бортовой экран толщиной 101 мм, а также элементы ходовой части, весь внешний съемный комплект гусеничной ленты весил около 9150 кг. Для его установки и последующего натяжения гусениц было предусмотрено два гидравлических домкрата, которые крепились к верхней части корпуса машины.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Способ управления гусеничной тележкой членом экипажа при помощи натягивания троса

Площадь ровной рабочей площадки, необходимая для демонтажа внешней части гусеничного движителя, составляла 280 кв. м (30 м в длину и 9,15 м в ширину). Операцию необходимо было проводить следующим образом:

  1. Монтаж стрел подъемников.
  2. Размещение деревянных блоков за первой и третьей тележкой и втягивание на них шасси. Подвешивание поднятых над почвой опорных катков на крюках, пока все катки не окажутся в воздухе.
  3. Демонтаж внешнего ограждения ведущего колеса и рассоединение валов ведущих колес.
  4. Подтягивание гусеничной ленты до высоты катков.
  5. Демонтаж пяти осей соединяющих петель, а также рассоединение четырех из шести фланцев. Подготовка вспомогательных ручек, установленных на фартуке, разделяющем ходовые части.
  6. Подвеска внешней ходовой части на подъемники и демонтаж двух оставшихся фланцев. Крепление гусениц к вспомогательным ручкам.
  7. Снятие блока внешней гусеничной ленты с подъемника и перемещение его на другую сторону машины.

Для демонтажа внешнего блока гусеницы с другого борта танк следовало сместить примерно на метр относительно первоначального положения. Затем повторялись уже описанные выше действия по демонтажу, и оба снятых блока гусеничных лент скреплялись между собой. Получившаяся таким образом двухгусеничная тележка могла буксироваться за танком при помощи стальных канатов. Во время буксировки рекомендовалось двигаться, используя передачу не выше второй и со скоростью не более 4,8 км/час. Два из четырех членов экипажа (по одному на каждую сторону) контролировали направление движения гусеничного прицепа и корректировали его натяжением канатов, зацепленных за крюки.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Боевое отделение Т28. Слева вверху виден открытый люк командира, по центру — радиостанции, под ней укладка боезапаса основного орудия

Кроме основного вооружения, танк T28 имел пулемет калибра 12 мм с контейнером запасных частей и три пулемета калибра 7,62 мм. Личное вооружение экипажа состояло из 11-мм автомата, одного гранатомета и двенадцати ручных гранат. Боекомплект включал 660 патронов калибра 12,7 мм, 235 патронов калибра 7,62 мм, а также 185 патронов калибра 11 мм. Кроме оружия, внутри танка хранилось два бачка для воды (емкостью по 15 л), четыре фляги, два продовольственных пайка на четырех солдат, три фонарика, аптечка, асбестовые рукавицы, дополнительный электрогенератор, шесть сигнальных ракет, а также один ручной огнетушитель.

Для внешней связи на Т28 устанавливалось два комплекта радиоаппаратуры: SCR-528 (на центральной полке), а также AN/VRC-3 (ниже вентилятора с левой стороны). Внутренняя связь между членами экипажа обеспечивалась танковым переговорным устройством, с двумя каналами для переговоров: заряжающий — механикводитель, а также наводчик — командир танка.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Тележка внешних гусеничных блоков Т28, вид сверху

Часть оборудования и инструментов перевозилась снаружи танка и в ящиках, расположенных над внешними гусеницами. В левом ящике хранились: принадлежности для чистки ствола орудия, молот, брезентовое ведро, газовая полевая плитка, два ранца, несколько скатанных одеял, заправочный шланг, шнур электрического удлинителя, масленка, переносная лампа. В правом ящике — три литровые канистры с оружейным маслом, восемь канистр аналогичной емкости с машинным маслом, запасной ствол 12,7-мм пулемета, два ранца, одеяла, запасная антенна в чехле. С левой стороны корпуса устанавливалась стрела гидравлического подъемника, а также крепились инструменты для демонтажа гусениц, маскирующая сеть, топор, лом, две лопаты и тяжелый молот. С правой стороны крепилась еще одна стрела подъемника для натягивания гусениц, два контейнера, брезент, две скобы, соединяющие гусеницы, а также ящик с комплектом первой медицинской помощи. Все эти предметы крепились на своем месте ремнями.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Т28 на грузовой платформе автотягача

До сегодняшнего дня дожил только один единственный экземпляр Т28. До 1951 года он находился на полигоне в Абердине, и о нем мало-помалу забывали. Только четверть века спустя, в 1974 году, танк отыскали в Форт Белвор и 5 марта следующего года перевезли в Форт Нокс, штат Кентукки, где его в качестве памятника установили перед зданием Музея Паттона. Здесь машина простояла до 2010 года, когда в январе ее решили реставрировать и провести капитальный ремонт. Непростая операция по перевозке Т28 в мастерские заняла почти сутки. Работы осложнились и неблагоприятными погодными условиями — дорога, по которой перемещали Т28, полностью обледенела. Для буксировки машины потребовалось два эвакуационных тягача М88. По прибытии на место в первую очередь с танка были демонтированы внешние гусеницы, в результате были открыты два ящика, полные инструментов и запасных частей.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Т28 буксирует в мастерские на реставрацию тягач М88, 2010 год

Оценка проекта

Проект супертяжелого танка T28 с самого начала был обречен на неудачу. Основным его недостатком стала громадная масса — избыточная для большинства объектов инфраструктуры как на территории самих Соединенных Штатов, так и Европы. Это обесценивало такие его преимущества, как мощное бронирование и эффективное основное вооружение, позволяющие одержать победу в бою с любым танком того времени. Кроме того, значительный вес, до сих пор не достижимый американскими танками, привел к тому, что силовая установка, работавшая с большим напряжением, не позволяла машине развивать скорость, существенно превышающую скорость обычного пешехода. Значительные размеры также затрудняли маневрирование, не говоря уже о транспортировке.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28
Т28, установленный перед зданием Музея Паттона в Форт Нокс, штат Кентукки (до реставрации)

Хотя история и не терпит сослагательного наклонения, но вполне вероятно, что танки Т28 смогли бы облегчить американским войскам преодоление «Атлантического вала» (при условии, что эти многотонные машины удалось бы удачно выгрузить на пляжах Франции) и сохранить многие жизни американских солдат, погибших под отчаянным немецким огнем. Однако в последующих наступательных операциях мощно бронированный, но малоподвижный Т28 вряд ли сыграл бы существенную роль. Для решения наступательных задач нужен был средний танк с приличной скоростью и запасом хода. С транспортировкой же Т28 несомненно повторилась бы печальная ситуация, сложившаяся, например, с гораздо более легкими немецкими «Тиграми». Их перевозка оставалась головной болью для немецких штабов всех уровней до самого окончания войны. Конструкторы «Тигра» совершенно не приняли во внимание ограничения, налагаемые транспортной инфраструктурой, — в результате во всем вагонном парке железных дорог Рейха не оказалось достаточного количества платформ, способных перевозить грузы массой до 60 т. Что уж говорить о 100-тонных железнодорожных платформах, которые бы пришлось искать американцам в разоренной Европе!

Тем не менее, несмотря на все свои недостатки, Т28 с учетом своей уникальной конструкции и габаритов прочно занял место в истории бронетехники.

В тени «Шермана». Уникальная конструкция и общая оценка проекта танка Т28

Статья была опубликована воктябрьскомномере журнала «Наука и техника» за 2013 год

Источник: naukatehnika.com

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy