Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

0 0

Я понимаю, если бы это был Донбасс, где всё еще не затихло или события происходили буквально несколько лет назад — просто не успели ещё всё восстановить, процесс идёт и дело лишь во времени.

Но … 27 лет!

Именно столько времени прошло с тех пор, как в стены многоэтажек в Сухуме и Гагре, Гадауте и Ткварчеле прилетали снаряды, осколки мин и пули.

И многие из этих домой до сих пор стоят с простреленными стенами и крышами, иногда даже зияют пробоинами. Где было все совсем плохо — жители сами кое-как заштукатурили, чтобы в квартире не было дырки на улицу. А там, где пробоина не сквозная, все так и осталось, как было в те страшные дни.

Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

К примеру, в Грозном и других чеченских городах, где боевые действия и закончились гораздо позже, да и разрушений было гораздо больше, ни следов пуль, ни проваленных крыш в частных домах просто не увидеть — отремонтировано и отреставрировано было не просто всё, а тотально всё, даже если в стене дома было одно-единственное попадание.

Здесь же, видимо, у властей на это просто нет средств, вот и стоят дома до сих пор «ранеными».

Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

Отдельные улицы в Сухуме и вовсе выглядят довольно зловеще, ведь на них все дома: и жилые, и административные, и магазины — все со следами серьезные попаданий боеприпасов.

Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

В это окошко на первом этаже явно били прицельно — судя во всему, подавляли огневую точку…

Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

А это здание парламента Абхазии.

Нет, не действующее. Точно также стоящее немым укором той войне — даже на него не нашлось денег, чтобы восстановить.

Тогда, в 92-м, оно ожидаемо стало одной из главной целей грузинский войск — его сильно повредили, оно горело, но выстояло.

Как видно, следов пожара на стенах нет, как почти нет и следов серьезных повреждений от снарядов — здание даже начинали восстанавливать. Но … так и не восстановили.

Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

Оно так и стоит заброшенным, и только левое крыло, там где двухэтажная классическая постройка, сейчас функционирует. Его отремонтировали, и теперь там … офисы. Да-да, часть здания бывшего парламента теперь сдается в аренду. А остальная часть возвышается эдаким памятником войне над Сухумом.

Правда, памятником его не сделали — это заброшка.

Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышамиПоразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

Повстречались мне поврежденные войной дома и в сёлах.

Там, само собой, никто тоже восстанавливать их не стал, т.к. иногда даже соседи не знают, какова судьба их владельцев: то ли сбежали и не нашли затем возможности вернуться после войны, то ли просто сгинули в то смутное время.

Истории же рассказывают очень разные. Ну вы слышали их, наверное…

Поразило, что в Абхазии люди до сих пор живут в домах со следами снарядов и простреленными крышами

Подписывайтесь на канал и не пропустите новые публикации из Абхазии!

Кстати, о многих своих путешествиях и приключениях я рассказал в книге, которая буквально на днях вышла их печати и появилась в магазине. В этой ссылке я собрал все крупные он-лайн магазины, где её можно приобрести

По материалам: zen.yandex.ru

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy