Как одинокому пенсионеру пережить самоизоляцию

0 0

Идет третий месяц заточения для пожилых людей.

Миллионы пожилых россиян попали в зону риска из-за COVID-19. В заботе об их жизни и здоровье чиновники последовали рекомендациям врачей и объявили для лиц старше 65 лет (а кое-где и 60) принудительную самоизоляцию. Пожилым пенсионерам настоятельно советуют не выходить из дома. И даже когда для остальных граждан режим тотальной самоизоляции, соблюдение которого контролируют полиция и Росгвардия, перестает действовать, пенсионеры остаются под домашним арестом.

Выбора у пенсионеров не так много:

  • просто остаться дома;
  • уехать на карантин на дачу (это рекомендовали губернаторы многих регионов и мэр Москвы Сергей Собянин).

Но, если пенсионер живет один, как ему справится с ситуацией. Какие угрозы скрывает этот карантинный режим для его здоровья и психики? Мы не будем ходить за какими-то нереальными примерами. Рассмотрим всего один, но реальный случай. На его основании можно смело делать выводы.

Чем грозит уединенный образ жизни одинокому пенсионеру

У меня в Москве есть тетя. Ей 84 года. До сих пор она была очень самостоятельной, и никакие жизненные невзгоды ее не пугали. Детей и семьи у нее нет, как и оставшихся в живых родственников в столице. Ближайшие кровные родственники живут в других регионах России и даже других странах.

Конечно, даже в таком возрасте ей нужно куда-то ходить: за продуктами и выносить мусор, в аптеку, в поликлинику, в церковь, в банк и на кладбище к родственникам. И она с этим всем успешно справлялась. Да, были проблемы со здоровьем, когда помогал социальный работник, были моменты слабости, когда нам казалось, что придется решать вопрос кому ехать и жить рядом с ней (сама она категорически против переезда из Москвы). Но вот случился коронавирус, пандемия и ограничительные меры.

На домашнем карантине пожилым людям лучше реже выходить на улицу: иммунитет у них ослаблен, а коронавирус поражает их более активно, чем другие группы населения. Поэтому за продуктами и в аптеку тетя ходить перестала. А к ней перестали приходить немногочисленные подруги и соседи. Первые недели казалось, что в этом нет ничего страшного. Но потом оказалось, что соцработник приносит не те продукты и лекарства, а также не хочет лишний раз ходить в банк и по другим поручениям. Волонтеры оказались просто не доступны, так как интернета у тети нет даже в телефоне. А дозвониться по телефону «горячей линии» просто невозможно. Все мы молча «скрипели зубами» в своих квартирах, после телефонных переговоров. А помочь могли только словом.

А потом тетя заболела. У нее застарелый сахарный диабет, и уже в последний визит к эндокринологу были изменения. Но на тот момент незначительные. А потом сахар стал падать сильнее и достигать критических значений. Она стала терять сознание. А потом и вовсе начались галлюцинации. Мы забили тревогу. Но оказалось, что добиться от кого-то помощи совсем не просто. Соцработник просьбу тети проигнорировала. До поликлиники и даже горячей линии Департамента здравоохранения дозвониться было просто невозможно. Учитывая, что звонки были из другого региона, на прослушивание музыки в ожидании ответа уходили сотни рублей. Когда, наконец, повезло дозвониться, оказалось, что в поликлинике нет эндокринолога. Совсем. Напомню, я говорю о Москве. А участковый терапевт может нанести визит только на следующий день. После моего возмущения и напоминания о возрасте, тетю передали на скорую.

Скорая помощь приехала действительно скоро. Но особыми исследованиями себя утруждать не стала. Синяки на теле 84-летней пенсионерки врача не заинтересовали. А вот ее рассказ о видениях, очень. Он вызвал психиатрическую бригаду. Да, к человеку, у которого сахарный диабет и внезапная гипогликемия. Спасибо, что эта бригада оказалась адекватной. Они констатировали, что сахар действительно низкий, а такие явления при нем совсем не редкость. И уехали, не оказав никакой помощи. Эндокринолог, к слову, позвонил по телефону только через день. И посоветовал есть сладкое и булочки. Пока не кончится карантин. Тогда уже прием, анализы и все остальное. Если доживет. А если нет, то ведь диабет и гипогликемия со всеми прочими проблемами, это не коронавирус, от них и умереть не страшно.

Но нам стало действительно страшно. И не только за тетю, но и за других одиноких пенсионеров. Ведь, как оказалось, ее беспокоил не только низкий сахар, но и одиночество. А общение, пусть даже с психиатрической бригадой, буквально вдохнуло в нее силы. А ведь до конца самоизоляции еще далеко. И как выжить в таких условиях?

По материалам: zen.yandex.ru
Вам также может понравиться

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy