Китай начинает показывать зубы Западу

0 0

Китай начинает показывать зубы Западу

Китайская внешняя политика стремительно меняется. Еще недавно риторика КНР была осторожной, но теперь китайским дипломатам «разрешено выступать забористо, иногда провокационно», говорят эксперты. Внезапным примером этому стало заявление Китая по поводу далеких островов, когда-то отнятых Великобританией у Аргентины. И это признак глобальных изменений роли Китая на мировой арене. В чем они заключаются?

На прошлой неделе заместитель посла Китая в ООН Гэн Шуан выступил с громкой инициативой. Он призвал к возобновлению переговоров между Аргентиной и Великобританией о судьбе Фолклендских островов (которые Буэнос-Айрес называет Мальвинскими).

Ответили британцам

Речь идет о группе островов в 600 км от аргентинских берегов, которые оспариваются аргентинцами и британцами – причем контролируют их британцы, которые и выиграли войну за острова в 1982 году. Лондон отказывается даже возобновлять переговоры о судьбе островов, ссылаясь на референдум 2013 года (на котором 99,8% населения Фолклендов высказались за сохранение архипелага в составе Великобритании).

И тут Пекин открыто поддержал позицию Буэнос-Айреса. И не просто поддержал, а встроил аргентинско-британский территориальный конфликт в общий антиколониальный нарратив, который отчасти определяет отношения между Глобальным Западом и Глобальным Югом. «Вопрос о Мальвинских островах – историческое наследие колониализма. Хотя колониальная эпоха прошла, гегемонизм и силовая политика, соответствующие колониальному мышлению, все еще существуют сегодня», – заявил Гэн Шуан.

При такой поддержке Пекина шансы Буэнос-Айреса победить в территориальном споре повысились.

«Аргентина заручилась поддержкой второй сверхдержавы мира. Страны, которая претендует на то, чтобы отражать мнение и общий знаменатель мирового большинства. В данном случае мы получаем уже не ситуацию «Аргентина против коллективного Запада и Великобритании», а «Великобритания и коллективный Запад против мирового большинства». Это совершенно другой расклад сил в мировом политическом и информационном поле. Хотя он и не приведет к изменению ситуации на Земле в краткосрочной перспективе», – пояснил замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований Дмитрий Суслов.

Зачем это Китаю?

На первый взгляд, ответ очевиден. Лондон открыто вмешивается в дела Китая и его периферии – поджигает гонконгский вопрос (всячески поддерживая на острове тех, кто выступает за ограничение китайского вмешательства во внутренние дела Гонконга), вступает в антикитайский военный блок AUKUS. Вот Пекин и разжигает в ответ вопрос фолклендский, справедливо рассуждая, что чем больше у британцев будет забот вне пределов Восточной Азии, тем меньше они будут путаться под китайскими ногами.

Однако на самом деле китайские интересы гораздо шире. Вся история о поддержке Аргентины является одним из видимых признаков глобального переустройства внешней политики КНР. Перехода от, условно, политики времен Дэн Сяопина, где главным было «держаться в тени», к агрессивному и напористому курсу Си Цзиньпина.

«Китайская внешняя политика меняется на глазах, становится более активной. Раньше Пекин интересовала преимущественно безопасность его инвестиций и прибыльность экономических проектов за рубежом. Теперь же от чисто прагматических интересов Пекин переходит и к реализации своей военно-политической программы», – поясняет эксперт РСМД, политолог-международник Елена Супонина.

Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy