Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

0 2

Хотя авиация еще не имела нужной дальности полета, чтобы с территории Германии накрыть столь заманчивую цель, ее роль с успехом выполнила диверсия. Нельзя сказать, что русская разведка совсем не работала — произошедший днем 26 октября 1916 г. в этом же порту взрыв парохода Северного общества «Барон Дризен», приведший к немалым людским и экономическим потерям, кое-чему научил, — но снова оказались не на высоте.

Часть 1-Северные ледокольные пароходы царской России

Около 16.00 12 января 1917 г. «Семен Челюскин» стал к причалу Экономии под разгрузку.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Георгий Седов» в доке Сент-Джеймс

Сюда сразу же прибыл и глава разгрузочно-погрузочных работ Э.Мелленберг (немец по национальности) — позднее его обвинили в диверсии, но доказать не смогли. Рядом находились русские пароходы «Кильдин», «Красноярск», «Каменец-Подольск», английские «Байропеа» и «Бон-Невис». Разгрузка шла не быстро — грузчиков не хватало. Около 9 утра 13 января при откатке бочек с мелинитом на борту одна внезапно дала сильное пламя, попавшее на рядом стоящие, — и почти сразу пароход взлетел на воздух. Все находившиеся на борту люди погибли, но это было только начало — английский «Байропеа» загорелся, раскололся на 2 части и утонул. На «Красноярске» и «Каменец-Подольске» взрыв снес надстройки. Взрывная волна повредила 4 стоявших на железнодорожных платформах и готовившихся к отправке в Севастополь катераистребителя, привезенных из США.

Пожары в порту длились неделю, общее число убитых и раненых превысило 500 человек. Экономический ущерб был огромен. Единственное, что спасло сам город, — это то, что Экономия и его портовый район находился на значительном расстоянии от жилых кварталов. Возникни пожары там (а город в то время состоял преимущественно из деревянных домов) — число жертв было бы гораздо больше. «Семен Челюскин» затонул с остатками груза, и вскоре после разбора завалов в порту возникла идея поднять то, что от него осталось. 16-17 февраля на дно спускались водолазы, и после их заключения от идеи решили отказаться. Самый крупный ледокольный пароход Севера представлял из себя груду расплавленного и малопригодного к чему-либо железа. Остальные ледокольные пароходы не пострадали, а 16-го января в порт прибыл «Владимир Русанов». Еще через полмесяца сюда очередным рейсом из Англии прибудет «Наскопи».

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Садко» в Архангельске

Жизнь шла своим чередом, и, несмотря на трагедию, корабли приходили и уходили — война не давала расслабляться. Первым из зимовавших в конце января 1917 г. в море ушел «Георгий Седов», назад он вернулся в конце марта 1917 г. и 4 апреля был передан в Архторгпорт из Управления Морским Транспортом Беломорского и Мурманского районов. Вскоре началась навигация для остальных зимовавших пароходов. В середине апреля на борьбу с подтаявшим льдом ушел «Семен Дежнев».

Чуть раньше, 10 апреля, новый ледокол «Князь Пожарский» повел в море «Врексхам» и «Владимир Русанов». Первый спокойно ушел в Англию, зато последнему в навигацию 1917 г. было суждено стать самым невезучим. Еще на выходе, 14 апреля, на Маймаксе его затерло льдом и нанесло на затонувший ранее пароход «Дан». При этом левый борт утопленника зацепили кормой. 15-го, тут же, при работе во льду потекли дымогарные трубки котлов. Комиссия, созданная приказом Главнача 19-го апреля, за дело взялась серьезно. 20-го спущенный водолаз при осмотре кормовой подводной части выявил погнутие руля вправо — результат столкновения с «Даном». 22-го подписали акт, в соответствии с которым был нужен месяц со дня подъема в док для исправления руля и ремонта котлов. Течь в котлах была из-за ветхости трубопроводов, они так износились, что требовалась замена новыми. Проработав еще 3 недели, 15 мая корабль наконец стал в ремонт. Его окончили лишь 18 августа.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Владимир Русанов»

С середины апреля 1917 г. ледовые работы в Экономии вел возвращенный 1 апреля военными в подчинение МТиП «Соловей Будимирович». 5 мая его вывел в море ледокол «Князь Пожарский». Успевший разгрузиться в Архангельске и снова шедший туда с военными грузами «Наскопи» 1 июня 1917 г., у кромки льда в точке 70.50 с.ш./36.50 в.д., вступил в перестрелку с германской подлодкой «U 28». Установленная осенью 1916 г. пушка и опыт артиллеристов выручили — выйти на дистанцию прицельного залпа немцы не смогли, а «Наскопи» ушел в лед и вскоре продолжил рейс. Ледовые качества спасли пароход от гибели и, сдав груз русским в конце июня 1917 г., он опять ушел в Англию.

«Владимир Русанов» 19 августа ушел с экспедицией Почтового ведомства в Карское море с грузом для радиотелеграфных станций (Югорский Шар, Вайгаче и Маре Сале) — вез 32 рабочих и 17 пассажиров I класса. 30 августа, в Карских Воротах, он коснулся банки, не нанесенной на карте, из-за чего возникла течь балластных отсеков №1 и №2 и правого льяла №1.

Это еще ничего — возвращаясь назад 4 сентября, корабль сломал лопасть винта, зацепив грунт у Городецкого маяка. 5-го «Владимир Русанов» пришел в Архангельск, а уже 8-го был введен в Наливной док МТиП. Осмотр показал, что требуется ремонт на 2,5-3 месяца. Все делать не стали, исправив самое необходимое, и 24 декабря пароход вышел из дока. 30 сентября 1917 г. Приказом №231 по Флотилии Северного Ледовитого океана его подчинили Ледокольной Флотилии. Этим же приказом той же Флотилии подчинили и оставшиеся пароходы, а «Владимир Русанов» 10 октября ушел в Англию на ремонт, приняв 80 человек из команды готовившегося к сдаче русским нового ледокола «Святой Александр Невский». 5 ноября по новому стилю (23-го по существовавшему в России старому) он прибыл в Ньюкасл. До Октябрьской революции оставалось совсем немного времени…

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Владимир Русанов» во льдах

Изменения в Петрограде экипажи военных и гражданских ледоколов и ледокольных судов, базировавшиеся на Архангельск и Мурманск, восприняли спокойно — никаких эксцессов на Севере не было. 14 марта 1918 г. был заключен договор об аренде «Александра Сибирякова» Койденской артелью зверопромышленников, для вывоза ее охотников на охоту за тюленями. 1 апреля все оставшиеся в России корабли этого типабыли переданы Мортрану, по демобилизации оставаясь в подчинении Службы ледоколов.

Брестский мир визуально пока не повлиял на отношение союзников, и 26 марта, снова с военными грузами, из Ливерпуля ушел «Наскопи». Прибыв 13 апреля в Мурманск (переименованный так вскоре после Февральской революции 1917 г. Романовна-Мурмане), он 20 апреля зашел в Архангельский порт и, разгрузившись, в начале мая ушел назад. Отремонтированный в Англии «Владимир Русанов» в середине апреля 1918 г. также отправился на Север, по дороге зашел в норвежский Вардо, а в начале мая уже был в Архангельске, войдя в подчинение.

Незадолго до его прихода, а именно 20 апреля, «Георгий Седов» столкнулся с ледоколом «Князь Пожарский». От удара в правый борт против трюма №3 в обшивке возникла большая вмятина и 2 пробоины; была выгнута верхняя палуба; в трюме и твиндеке согнуто 3 шпангоута, 1 сломан; железная палуба прорезана на 2 фута, согнуто 2 бимса; продавлен борт и получен прорыв якорем в 2.5-3 фута. Особо на его состояние это не повлияло, и после ледохода, в начале июня 1918 г., «Георгий Седов» увез партию оружия для красногвардейцев в Кандалакшу. Отношения с союзниками (в первую очередь с англичанами) осложнялись, и нужно было быть готовыми к неожиданностям.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Георгий Седов», модель

В местностях, где еще не началась гражданская война, весной 1918 г. вовсю идет национализация — и ледокольные пароходы не остаются в стороне. Первым 28 мая 1918 г., актом №10 Комиссии по приемке плавсредств национализированного имущества в ведение РФСР по предписанию Порткома №503 о сдаче в Беломортран, был принят и передан Управлению Мортранспорта «Владимир Русанов». Только что проведенный ремонт чувствовался: корпус в исправности, механизмы и котлы в исправности. На следующий день (29-го) актом №11 был принят в ведение РФСР «Семен Дежнев». Его состояние похуже — небольшая течь в ахтерпик, из-за чего пресной воды для питья держать невозможно; механизмы исправны; левый котел негоден из-за трещины и расслоения в средней топке, правый неисправен, давление снижено из-за выпучин в огневых коробках и проседания в топках; вспомогательный котел исправен. 10 июня был национализирован «Александр Сибиряков». 21 июня пришла очередь «Соловья Будимировича», и в тот же день в Соломбале актом №26 был передан «Георгий Седов». Его состояние было далеким от идеального: по корпусу имелись заделанные пробоины в борту; железная палуба разорвана по ширине, разорван 1 шпангоут; согнуто 3 шпангоута и 2 пиллерса, есть вмятины в килевых и соседних листах с большой течью. Механизмы и котлы исправны, трубки нужно сменить новыми (400 шт.).

Пока русские меняли владельцев и заканчивали демобилизацию, 10 июня «Наскопи» вновь пришел в Архангельск, став на Экономии. Сдав и в этот раз груз, пароход в конце июня вернулся в Англию и больше уже никогда не появился в русских водах. Начатая вскоре интервенция освободила англичан от договоров со старыми русскими властями, и в конце Первой мировой корабль вернулся в канадские воды. Там он спокойно пережил и Вторую мировую, проплавав почти 30 лет. Лишь 22 июля 1947 г. у мыса Дорсет он разбился и погиб в аварии. Больше не повезло его собрату. 19 июня 1918 г., в точке 66.04 с.ш. / 38.02 в.д., «Врексхам» был выброшен на берег штормом. Это случилось у Чаванги, в устье реки Югина, в рейсе в Мурманск с генеральным грузом. Из-за начатой вскоре интервенции и отсутствия достаточных спасательных средств, работы по спасению запланировали лишь в конце августа 1918 г., однако осенними штормами остатки были разбиты полностью.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Георгий Седов» во льдах

Базировавшиеся на Мурманск в основном военные корабли и портовые средства окончательно перешли под контроль союзников 12 июля 1918 г., после провокационного обстрела шлюпок с моряками крейсера «Аскольд». Ледокольные средства базировались на Архангельск, но в руках красных они оставались недолго. Подход с моря союзной эскадры и вспыхнувшее в городе восстание передало в руки новому правительству почти все морские суда этого порта (значительную часть речного флота красные увели вверх по Северной Двине). В перевороте 2-го августа активное участие принял лишь «Семен Дежнев», буксировав вооруженного полевой пушкой и не имевшего собственного хода «Князя Пожарского». Остальные пароходы достались победителям без сопротивления. Попытка красных путем затопления ледоколов «Святогор», «Микула Селянинович» и минного заградителя «Уссури» преградить путь эскадре интервентов провалилась — город на полтора года стал центром белого Северного правительства, а распоряжаться в нем стали в значительной мере интервенты.

Первое время их отряды были невелики и они старались взять под контроль в основном боевые суда — к октябрю 1918 г. большая часть новых тральщиков подняла английские флаги и была уведена на Мурман, а оттуда в Англию. Ледокольные пароходы были ренационализированы и подчинены Управлению Морским транспортом Беломорского и Мурманского районов. Так, «Георгий Седов» 16 августа 1918 г. Приказом Управляющего Отделом Торговли, Промышленности и Продовольствия Верховного Управления Северной Области от 7 августа по акту №18 был передан Областным Управлением Морским Транспортом, в следующем виде: 1) исправны главные машины, механизмы, нужна замена всех дымогарных трубок; 2) по корпусу повреждений нет; 3) палубные надстройки, каюты пассажиров и трюмы исправны и готовы к плаванию. «Владимир Русанов» в этот же день был передан актом №19 в таком состоянии: 1) главные машины исправны, как и радиостанция; 2) по корпусу повреждений нет; 3) надстройки, каюты пассажиров и трюмы исправны и готовы.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Георгий Седов»

21 августа пришла очередь «Семена Дежнева» — его сдали актом №3 в следующем виде: 1) по корпусу: наружная обшивка в подводной части имеет много вмятин с бортов, в килевых и соседних листах; 2) деревянный настил палубы в средней части имеет течь, кормовой и носовой кипы левого борта сломаны; 3) главная машина и механизмы исправны, главные котлы имеют выпучины в огневых коробках; в средней топке левого котла заплата; кормовой кип сломан при выходе из Лайского дока, носовой — при буксировке ледокола «Князь Пожарский» при перевороте 02.08. Поставив заплату в левом котле, возможно держать пар. Радиостанция исправна. Орудие в норме.

Чуть раньше это же сделали в отношении «Александра Сибирякова» и «Соловья Будимировича». Последний планировали 23 сентября послать для спасения утонувшего в Енисейском заливе, на камне, транспорта «Вайгач», но поход отменили, и 18 октября он ушел на Мурман, а затем в Варде.

Приказом Командующего ФСЛО 24 октября 1918 г. №303 эти пароходы были подчинены, вместе со Службой Ледоколов, Штабу ФСЛО и на зимнюю работу переданы заведующему Службой Ледоколов Управления Торгового мореплавания и Портов. Этот приказ стал одним из последних в жизни «Семена Дежнева». Зимние навигации изрядно подорвали техническую готовность пароходов, был нужен ремонт. Сделать его на достойном уровне могли лишь в Англии, и с начала ноября 1918 г. все начали уходить туда. В связи с тем, что мировая война закончилась, но статус России был непонятен, на ремонт шли под английскими флагами и старыми канадскими именами, хотя и с русскими экипажами. «Семен Дежнев» после ремонта 24 декабря 1918 г. вышел из Тайна в Мурманск и пропал на переходе. Точных данных о месте и причине гибели нет — людей не спасли. Вероятной причиной гибели стал шторм на переходе, но нельзя исключать и встречу с миной. Так или иначе, северных ледокольных пароходов стало меньше еще на один.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Александр Сибиряков»

Для остальных ремонт окончился благополучно, и по возвращении в Россию в январе 1919 г. все они вошли в Службу Ледоколов Управления Торгового мореплавания белых, причем «Владимир Русанов» вернул в страну экипаж так и не переданного англичанами ледокола «Святой Александр Невский». 20 января Распоряжением Управ. Отделом Торговли и Промышленности и постановлением Совещания от 27.11.1918 г. №918, на стоянке в Экономии он был передан Службе Ледоколов Управления Торгового мореплавания. Белыми пароходы использовались в качестве обычных грузовых — так в июне 1919 г. с экспортными грузами в Англию ходил «Соловей Будимирович». Еще будучи там, 5 августа он был включен в состав Морской Экспедиции в Сибирь.

Северное правительство пыталось установить контакт с Колчаком и наладить снабжение его армий военными грузами и оружием по кратчайшему пути, а не через Владивосток. Была создана специальная экспедиция, в которую с исправными русскими судами включили нанятые английский и шведский грузовые пароходы. «Соловей Будимирович» принял грузы в Лондоне и, не заходя в русские порты, за 14 дней достиг Обской губы, 28 августа прибыв к острову Белый. Разгрузившись в начале сентября и приняв на борт груз продуктов, шкур и меди с сибирских заводов, северные корабли 28 сентября вернулись в Архангельск. К тому времени сибирские армии Колчака потерпели поражение в междуречье Оби и Иртыша и начали отступление вначале за реки, а затем к Иркутску и Красноярску. Пока речной караван вез полученное оружие и снаряжение к Омску, город пал. Все доставленное вскоре стало трофеями красных.

На Севере в эти же дни подходила к концу интервенция — из Архангельска последние корабли союзников ушли в сентябре, а в Мурманске задержались примерно на месяц дольше. Белые силы тут остались одни, не считая небольших отрядов добровольцев. Крах Северного правительства приближался — удержать имевшимися минимальными силами огромные территории было нереально, да и многие собственные части включали пленных красноармейцев и были ненадежны. Возникла идея перебросить силы на Мурман и, оставив Архангельск, закрепиться там. В октябре — ноябре 1919 г. в Кольский залив были отправлены многие боевые корабли и пароходы, в их числе и «Георгий Седов».

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Брюс», будущий «Соловей Будимирович», будущий «Малыгин», во льдах

22 января 1920 г., приняв на борт пассажиров из Экономии, в губу Индига за грузом оленьего мяса ушел «Соловей Будимирович». Тот, казалось бы, давно забытый и ничем не примечательный рейс стал первым в эпопее легендарных северных походов этих пароходов. 29 января между мысов Канин нос и островом Колгуев в 50 милях от берега корабль был затерт льдами, и начался его дрейф в Чешской губе. Вскоре пароход с дрейфующими льдами вынесло в Карское море к западному берегу полуострова Ямал.

Корабль в дрейфе достиг точки 72.23 с.ш. / 61.50 в.д. Кончались продукты, пришлось экономить топливо, температура в жилых помещениях не превышала 7 градусов тепла, а во многих отсеках была ниже 0. Хорошо еще, что кроме чисто корабельных запасов имелась партия продуктов для Мурмана, и ее, разделив на порции, с середины февраля начали жестко экономить. Радиотелеграфом запросили помощь, но с этим было непросто — мощные ледоколы «Святогор» и «Микула Селянинович» интервенты угнали в Англию, оставшиеся были не готовы к немедленному выходу в море. Кроме стоящего под парами на случай срочной эвакуации из Архангельска генерала Миллера «Козьмы Минина», могла выйти лишь «Канада», но ее задерживали мелкие неполадки. 15 февраля на помощь отправили «Александра Сибирякова» и «Владимира Русанова» в расчете, что, пробившись, они снабдят продуктами и топливом дрейфующих и помогут им продержаться до весны, когда подойдут ледоколы.

События развивались стремительно — всего через несколько дней власть белого правительства в Архангельске, а после и в Мурманске, пала. 19 февраля в море ушел лишь «Козьма Минин», ведя на буксире посыльное судно «Ярославна». На переходе он догнал «Сибирякова» с «Русановым» и транспорт «Таймыр», засевшие во льдах в Белом море. Попытка продвигаться дальше всем караваном была пресечена красными, ушедшими в море на ледоколе «Канада» и устроившими, вероятно, единственный в мировой истории (хотя и безрезультатный) бой ледоколов. «Козьма Минин» со штабом генерала Миллера на борту бросил пароходы и ушел в Норвегию, а оттуда через Англию воФранцию. Караван поднял красные флаги — «Сибиряков» вернулся в Архангельск, а «Русанов» и «Таймыр», 1 марта зайдя в Йоканьгу и приняв на борт политзаключенных местного концлагеря, 2 марта прибыли в Мурманск. Тут уже стоял и «Георгий Седов», с остальными кораблями и судами в Кольском заливе поднявший красный флаг после удачного восстания рабочих и матросов в Мурманске.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

«Соловей Будимирович» в дрейфе, 1920 г.

«Сибиряков» почти сразу по возвращении в Архангельск 1 марта 1920 г. был включен в Беломорскую военную флотилию. Через полтора месяца — 15 апреля — с двумя стоявшими в Мурманске кораблями их зачислили в Службу Ледоколов Морского отряда БВФ, а 22 апреля передали в Морские силы Северного моря как транспорты. «Седов» к тому времени перешел в Архангельск и в конце месяца в порту даже столкнулся с ледоколом «Князь Пожарский» (правда, без серьезных последствий для обоих). 24 мая их всех приказом по Беломорско-Мурманскому Управлению Морского транспорта №38 включили в Сибирскую Морскую экспедицию и стали готовить для рейса на Обь и Енисей за хлебом.

Приказы шли один за одним и нередко противоречили друг другу — так, 26 мая приказ №46 по Морским силам Северного моря подтвердил приказ Наморси, что с 15 апреля эти корабли числятся вспомогательными крейсерами, хотя вооружение так и не ввели.

Пока в Архангельске и Мурманске шли изменения, на дрейфующем «Соловье» тоже сменилась власть — солдаты бывшего на нем отряда и моряки арестовали офицеров и часть буржуазных беженцев, создав ревком. Как ни странно сегодня звучит, но на нем также создали ЧК и — благо телеграф работал — стали выяснять в центре о преступлениях бывших на борту буржуев против пролетарской власти. 12 мая один генерал и полковник в сопровождении матроса взяли шлюпку с небольшим запасом продуктов и по льду пытались уйти к берегу (позднее их изрядно замерзшими, но живыми спасли моряки «Святогора»). Следует отдать должное — новая власть не забыла о грозящей кораблю опасности и с начала марта стала готовить экспедицию по его спасению. Трудность составляло плохое состояние оставшихся ледоколов и отсутствие угля. В лучшем виде была «Канада», вооруженная пятью 130-мм пушками и превращенная во вспомогательный крейсер, но этот «ледорез», как его называли в то время, не мог работать в тяжелом льду — нужен был кто-то посерьезней.

Российские ледокольные пароходы. Сквозь льды, войны и революции

Ледокольный пароход «Малыгин» — бывший «Соловей Будимирович»

Быстро с Балтики вывести «Ермак» не получалось — интервенция еще не закончилась и его бы захватили в открытом море. Пришлось, с помощью норвежского полярного исследователя Ф.Нансена, просить вернуть угнанный англичанами «Святогор» и сделать это как можно скорее. Советская Россия платила за рейс золотом, но корабль оставался за англичанами и в поход шла их команда, усиленная опытными норвежцами. Командовал ледоколом опытный норвежский капитан О.Сведруп, и 9 июня «Святогор» прибыл в Варде. 15 июня он вошел в Карское море, а 18-го подошел «III Интернационал» (о новом имени 31 мая объявил Приказ №398 Командующего МССМ) — и операция спасения началась. 19 июня ледоколы совместно подошли к «Соловью» и 21-го вывели его на чистую воду. Последние недели с продуктами и отоплением стало совсем плохо, и мерзнущим морякам и пассажирам пришлось вести охоту — 15 убитых тюленей и полярный медведь смогли несколько подкрепить иссякшие силы. Но вот пятимесячный дрейф завершился, и 2 июля «III Интернационал» с «Соловьем» прибыли в Архангельск. Большинство пассажиров и часть экипажа перешли на «Святогор» и таким образом убыли в эмиграцию. Погибших и даже серьезно обмороженных в ходе этого поистине героического дрейфа не было.

Еще 17 июня Приказом по МССМ № 519/70 Управлению морского транспорта Белого моря были переданы три остававшихся у военных парохода. По приходу в Архангельск к ним присоединился «Соловей Будимирович». Гражданская война, а с ней и военная служба для всех четырех переживших эти бурные годы ледокольных пароходов закончилась. Началась мирная жизнь, а с ней — новые непростые походы и подвиги. Впереди корабли ждала настоящая СЛАВА, но до этого времени пройдет еще немало лет.

Статья была опубликована в августовском номере журнала «Наука и техника» за 2011 год

Источник: naukatehnika.com
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy