О мемуарах гитариста The Doors Робби Кригера «Зажжем эту ночь» и жутком переводе

0 0

В конце прошлого года я купил мемуары гитариста группы The Doors Робби Кригера «Set The Night On Fire». Название переводится, как «Зажжем эту ночь», и представляет собой цитату из припева к одной из самых известных песен Дорз Light My Fire. Ее написал сам Кригер, и, наверное, использовал бы в качестве названия мемуаров. Но клавишник Рэй Манзарек, не спросив у автора, много лет назад уже так назвал свои мемуары. Поэтому пришлось выкручиваться.

Книгу я купил с автографом автора. На официальной страничке The Doors была реклама — мол, если хотите, заказывайте. Цена была вполне гуманной, и через пару месяцев книга, подписанная Кригером, была у меня в руках. Мистика, конечно. В голове не укладывается, что можно вот так просто получить материальное доказательство существование человека из легенд.

Но самым удивительным оказалось то, что мемуары оказались не сляпанным на коленке скучным текстом с парой всем известных фоток, а лучшей книгой о The Doors, которую я читал. Робби Кригер смог рассказать историю не сферической группы в вакууме, а просто жизнь молодых парней, которым нравились музыка и девочки. Создает портрет в интерьере, где кроме Джима, Джона, Рэя и Робби есть еще множество людей. И ты понимаешь, что без этих людей The Doors были бы совсем другими, если бы были вообще.

О мемуарах гитариста The Doors Робби Кригера "Зажжем эту ночь" и жутком переводе

Приятно удивляет, что Кригер, с одной стороны, внимателен к деталям жизни и музыки, а с другой всегда остается добр и уважителен к людям. Иногда его будто уносит в сторону, и ты такой — ну дедуль, ты куда? А потом понимаешь, что автор специально вводит тебя в контекст, чтобы ты понял кое-что про какое-то важное событие. Моррисона нет уже 50 с лишним лет, и The Doors нет чуть меньше. Тем не менее, в «Зажжем эту ночь» прошедшие полвека не чувствуются вовсе. Немолодой Робби Кригер смог погрузиться в то время, и передать все — звуки, цвета. Кажется, иногда и запахи. Он одновременно снисходителен и беспощаден ко всем, включая себя. Мне кажется, ему было важно зафиксировать — как все было на самом деле.

В общем, прочитал книгу с огромным удовольствием. Порадовал очень легкий английский, которым она написана. Кроме нескольких жаргонизмов, помощь интернета почти не требовалась.

А тут вдруг увидел, что мемуары перевели на русский язык. Немедленно купил на подарок. Стал пролистывать и… охерел. Накал охерения заставил прочитать русскую версию полностью, и теперь я нахожусь просто в полном недоумении. Пожалуй, это уникальное издание, где по сравнению с оригиналом изгажено практически все.

Странное начинается уже с обложки. Вместо изящного «Живя, умирая и играя на гитаре с The Doors» появилось куцее «Мои воспоминания». Видимо, в издательстве АСТ провели конкурс на лучшую банальность, граничащую с пошлостью.

Просто омерзительна верстка. В оригинале не так много фотографий, но все они стоят в начале глав, подчеркивая и раскрывая содержание. В российским издании фотки раскиданы как попало. Где было место — туда и вкрячили. Отчего, почему — загадка.

О мемуарах гитариста The Doors Робби Кригера "Зажжем эту ночь" и жутком переводеО мемуарах гитариста The Doors Робби Кригера "Зажжем эту ночь" и жутком переводе

Но самое ужасное, конечно, перевод. Максим и Айна Елфимовы для меня теперь просто эталон ленивых рукожопов. Если верить интернету, это вообще их первый опыт в области переводов. И, надеюсь, последний.

Все косяки пересказать невозможно. Потому что весь перевод — один сплошной косяк. Но несколько перлов все же отметить стоит.

Во-первых, всю книгу Джим Моррисон пьет ликер. ЛИКЕР, понимаете? Не иначе, Амаретто. Тупорылым переводчикам не известно, что в Штатах так называют все крепкие спиртные напитки. И нажирался Моррисон, конечно, вискарем или водкой. Но у читателя русской версии складывается впечатление, что легендарный рок-алкоголик накачивался сладеньким.

Во-вторых, говоря о звукозаписи, переводчики путают дорожки и каналы. Для них это одно и то же. Результат читается с ужасом.

В-третьих, поиски просветления переведены, как поиски «просвещения». Ну да, просвещение у Махариши, охмурившего самих битлов. Ясно-понятно.

О мемуарах гитариста The Doors Робби Кригера "Зажжем эту ночь" и жутком переводе

Ну и, наконец, тыква в бочке с говном. Одна из глав книги называется «Одиннадцать минут сорок одна секунда». В ней речь идет о композиции The End — именно столько длится студийная запись. Так вот в русском переводе глава называется «Восемь минут сорок одна секунда». Без мата это комментировать невозможно. Да и матом трудно. Просто Михаилу и Айне нужно заняться чем-то очень другим.

Так что книга «Зажжем эту ночь» отличная, но, к сожалению, рекомендовать ее русский перевод невозможно. Только фанатам-мазохистам. Постарайтесь найти оригинал, вот он порадует точно.

У  The Doors есть прикольная традиция — выпускать заново смикшированные треки к юбилеям альбомов. У меня есть в коллекции версии к сорокалетию и пятидесятилетию. К сожалению, все они, кроме L.A Woman изначально записаны весьма посредственно (с чисто технической точки зрения), и полного впечатления о возможностях группы не дают. Но и то, что есть — прекрасно.

Подписывайтесь на Технодзен и не давайте себя обмануть

По материалам: zen.yandex.ru
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy