Пять причин, почему Путин не решил проблему Украины в 2014 году

0 0

ейчас, когда русские танковые клинья рассекают Украину, «упаковывая» слабо сопротивляющуюся украинскую армию в «котлы», дойдя за день до Киева и Николаева, многие задают себе вопрос. Почему Россия терпела украинский гнойник целых восемь лет? Почему Москва, блокировав с юга – со стороны Крыма – постмайданную Украину, признала, в конце концов, на целых восемь лет приведённый к власти американцами и европейцами русофобский режим в Киеве? На то есть минимум пять причин, о чём ниже.

Во-первых, это была реальность. Россия не ожидала, что Запад так нагло и беспардонно нарушит в 2014 году правила игры, сделав формально нейтральную Украину, эволюционировавшую в анти-Россию, своим плацдармом для последующего сокрушения нашей страны. Сыграло тут свою роль и тщеславие западных политиков, особенно экс-президента США Барака Обамы и тогдашнего канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Они захотели войти в историю как те, кто смог навсегда оторвать Украину от России, чтобы сделать её своей колонией, и утереть таким образом нос и Карлу XII, а Адольфу Гитлеру. Не меньшую роль в Майдане 2014 года сыграла и соглашательская политика Москвы, послы которой в Киеве были, скорее, бизнесменами. Безусловно, с Украиной было очень сложно работать из-за существовавших у её элиты и части граждан иллюзий создать процветающее государство и заработать на ненависти Запада к России.

Ещё восемь лет назад эти мечтания не воспринимались в целом на Украине как глупость. Многие на Украине, особенно в центральной и западной части страны, не поняли бы действий России и не приняли. Ведь ещё совсем чуть-чуть, и украинцы, дескать, будут в Европе с молочными реками и кисельными берегами. Поэтому единственное, что оставалось России, это забрать в интересах национальной безопасности русский Крым, где для американских моряков украинские власти уже строили казармы, и помочь отбиться от киевской хунты восставшему Донбассу. Это был, по сути, экспромт.

Могли «подавиться»

И если в Новороссии ждали большего, а украинская армия при незаконном и. о. президента Турчинове готова была сдаться без боя, как это случилось в Крыму, то Россия вписаться за всю Украину была совсем не готова. И это во-вторых, почему произошла задержка на восемь лет. В военном отношении Россия бы справилась. Но наша экономика, ещё слишком сильно зависевшая тогда от Запада, и «нашенская элита», привыкшая жить на две ноги – одна там, другая здесь, – к этому были ещё не готовы. Глубинного, эмоционально окрашенного, вызванного наглыми действиями «партнёров» патриотизма хватило только на Крым. В этих условиях вступать в серьёзную конфронтацию с Западом, капитально к ней не подготовившись, было бы ошибочно. Несмотря на разочарование русских патриотов, жителей Донецка и Луганска, президент России Владимир Путин поступил тогда правильно, трезво взвесив возможности страны. Могли или «подавиться», или нарваться на внутреннюю дестабилизацию, ибо к серьёзным западным санкциям Россия была тогда не готова ни экономически, ни политически, ни морально. Благодаря заблаговременно принятым против «пятой колонны» мерам дестабилизировать Россию изнутри теперь у Запада уже не выйдет.

Пытались решить мирно

Уверен, и это в-третьих, что прямо тогда, в 2014 году, Россия активно начала готовиться к году 2022-му. Но поскольку президент России не сторонник войн и конфликтов (хотя, когда столкновение неизбежно, предпочитает бить первым), Москва была обязана испытать и попробовать политически решить проблему Украины. Для этого после двух провальных попыток Киева захватить и «зачистить» русский Донбасс и появились Минские соглашения. Их реализация открывала возможность для появления – с Донбассом в качестве русского Троянского коня – относительно дружественной России Украины. В Москве явно надеялись, что после Крыма Запад осознал свою ошибку и не будет против украинского нейтралитета, не станет мешать экономическим связям между двумя странами, усиленно делать из Украины анти-Россию. Однако этого не произошло.

То, что Москва похоронила превращённые Киевом и Западом в фарс Минские соглашения, автоматически означало переход к другой стратегии. Дальнейшее участие в этом позорном спектакле было просто неуместно. Россия честно пыталась решить всё миром, но тщетно. Добрая воля и миролюбие Москвы Западом и Киевом воспринимались как слабость и ширма для накачивания Украины оружием, подтягивания её армии к стандартам НАТО и к неформальному членству в этом направленном против России альянсе. Никаких иллюзий, что лидеры Запада смогут или даже захотят учесть законные интересы России, без встряски от военной спецоперации, нет и не могло быть. «Понимавшая Путина» Ангела Меркель была проамериканским политиком и лидером страны, суверенитет которой серьёзно ограничен западными союзниками после Второй мировой войны. Экс-президент США Дональд Трамп, может быть, лично и хотел замириться с Россией путём сделки по Украине, но ему не дали бы её заключить ни его собственная Республиканская партия, ни русофобский Конгресс. А теперь в западной политике доминируют просто клоуны, способные только переть вперёд. Договариваться там просто не с кем, если на Западе срочно не протрезвеют.

Ждали благоприятной возможности – в мире и на постсоветском пространстве

В-четвёртых, для «хирургического» решения украинской проблемы после провала всех, причём искренних, попыток Москвы этого избежать прямо сейчас благоприятствует удачно сложившаяся международная конъюнктура. Запад един только внешне. В США – слабый и больной президент, победивший на выборах с помощью подлога и провокации спецслужб со штурмом Капитолия. Страна главного противника безнадёжно расколота по внутренним причинам, ей в лицо дышит экономический и финансовый кризис. Британия вышла из ЕС и пока не может от этого оправиться. Франция обижена англосаксами. Германия слаба как никогда. Зависимость Европы от русских энергоресурсов как никогда, напротив, сильна. Крепкий и надёжный тыл в лице Китая, главного врага США, рассчитывающего на симпатию России при присоединении Тайваня, обеспечен. За минувшие годы Россия хорошо подготовилась к последствиям западных санкций экономически и политически, создала колоссальные денежные резервы. Не решить жизненно важную для России проблему Украины сейчас – значит капитулировать в обозримом будущем. Поэтому сейчас или никогда.

В-пятых, нельзя было упускать также мощный тренд на интеграцию на постсоветском пространстве. Прежде всего это касается Белоруссии, президент которой Александр Лукашенко с помощью Запада перестал сидеть на двух стульях (роль этой страны в военной спецоперации на Украине исключительно велика), а также Казахстана, который после подавленного с помощью России олигархического путча при президенте Касым-Жомарте Токаеве также готов, похоже, на реальную интеграцию с Россией. В этом трио не хватало лишь Украины. Общего населения и экономического потенциала четырёх стран достаточно для создания под эгидой России взаимовыгодного экономического, политического и военного союза, неуязвимого ни с какой стороны для остального мира. Он будет способен на равных иметь дело с Китаем и вместе с ним стать основой многополярного мира, похоронив выродившуюся в откровенные хищничество и бесовщину гегемонию Запада.

Что с того?

Но чтобы всё это сложилось, Путин и не должен был спешить в 2014 году. Не прикрыв ещё тогда украинский балаган, Россия поступила мудро и правильно, даже если некоторым, особенно героическому Донбассу, пришлось ради этого терпеть и страдать. В геополитике свои законы, а законы всегда следует соблюдать, если хочешь победить. А эмоции это всего лишь эмоции.

Сергей Латышев

По материалам: inforuss.info
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy