Клубу пропагандистов борьбы с «плохой Россией» пора домой

0 0

Давайте поговорим о Мемориале*

Я начал с самого простого — пошел к ним на сайт. Но не на тот сайт, где опубликованы списки казненных большевиками, а на другой — тот, где рассказано, чем они занимаются здесь и сейчас.

Прежде всего я проверил главное: тот ареал их активности, который они сами себе выбрали. Это «горячие точки», как они пишут, по всему бывшему СССР. Мы, пишут они, работали в Южной Осетии, Карабахе etc. Очень хорошо.

Подумал. Набрал в строчке поиска: СЕНЦОВ.

Получил ссылки на 600 с лишним публикаций разных лет. Почитал что-то о мужестве и героизме Сенцова.

Еще подумал. Набрал в строчке поиска: ОДЕССА 2 МАЯ.

Получил ноль ссылок на публикации.

Набрал в строчке поиска: ДОМ ПРОФСОЮЗОВ.

Получил ноль ссылок на публикации, только случайные совпадения слов.

Ясно-понятно.

На всякий случай набрал еще в поиске: ХИЗБ УТ-ТАХРИР** (исламистская организация, запрещена в России, Википедия пишет о ней: «в Германии деятельность организации запрещена за непризнание государства Израиль. В большинстве мусульманских государств деятельность организации официально запрещена и преследуется. Так, в Казахстане деятельность «Хизб-ут-Тахрир» запрещена судом в 2005 году за экстремизм. Организация запрещена также в Турции, Пакистане, Таджикистане, Узбекистане и ряде других восточноевропейских и азиатских государств»).

О сторонниках создания Халифата, запрещенных даже в мусульманских странах, Мемориал публиковал что-нибудь — три с лишним тысячи раз. Они — пострадавшие от плохой России.

Ладно.

Пошел смотреть их доклад, сделанный семь лет назад, когда они поехали в места разгоравшейся войны.

Прочитал буквально там следующее (это пишет глава Мемориала Ян Рачинский):

«Милиция Донецкой области дезорганизована и не готова выполнять приказы о решительных действиях против кого-либо, она предпочитает бездействовать, считая подобную тактику в создавшейся ситуации наименее опасной для себя.

В этих условиях МВД и МО Украины приступили к формированию новых подразделений из числа граждански мотивированных людей, желающих защитить целостность страны. Так формируются батальоны «Днепр»**, «Азов»** и т.п.

Однако в условиях гражданского конфликта на Востоке Украины бойцам этих наспех созданных структур неизбежно приходится сталкиваться с противостоянием со стороны невооруженной, но при этом агрессивной массы

гражданских лиц. При этом выясняется, что бойцы не готовы к такому противостоянию. В ходе краткой подготовки они не успели получить достаточных навыков, как правило, они плохо экипированы (во время событий в Мариуполе 9 мая бойцы «Азова» даже не были одеты в форму), не имеют необходимых спецсредств».

Понимаю беспокойство правозащитника Яна Рачинского насчет того, что мотивированные люди из батальона «Азов» — не какие-то слабаки из милиции, не готовые выполнять решительные приказы, — были плохо экипированы, и потому могли пострадать от агрессивных гражданских лиц.

Понимаю.

И кое-что еще понимаю.

Память о людях, ставших жертвами большевизма и коммунистического терроризма, да и просто государственного безумия 1917-1953 года — это драгоценность.

Это наше страшное и святое прошлое, с которым мы не можем ничего сделать — спасти, поменять, и уж тем более забыть, — а можем только одно: доверить его хранение тем, кому дорога родина и национальная память.

Кому бы вы доверили коробку с семейными документами и фотографиями, каким-то чудом уцелевшими в кошмарах последнего столетия?

Тому, кто вас ненавидит? Тому, кто всегда — повторяю, всегда, никаких исключений, — становится на сторону ваших врагов, ваших военных противников?

Если прошлое России находится в руках сообщества, которое ненавидит настоящее России, предпочитая кого угодно, но только против нее, — бывшую Ичкерию, Грузию, Прибалтику, Польшу, батальон «Азов», халифатчиков из Тахрира, и в упор не видит самое жестокое преступление, совершенное против русских в двадцать первом веке, ну просто нет его, да и все, ноль результатов в строчке поиска, — то не пора ли забрать у них украденную ценность и вернуть ее законным владельцам?

Но ведь и это — еще не все зло, что создали эти политруки.

Дело в том, что когда человек, поддерживающий войну против вас в настоящем, говорит что-то про ваше прошлое — вы, если достаточно простодушны и недостаточно образованы, начинаете думать, что раз уж он хочет вам зла здесь и сейчас, то он и по отношению к прошлому — хочет вас обмануть.

И простецы думают: если он, этот правозащитник, то за Дудаева и Басаева, то за граждански мотивированных людей, выполняющих приказы о решительных действиях, а при этом он — против Сталина, то, значит, Сталин — хороший.

И тогда начинается национальная катастрофа и разруха в умах.

Тогда являются прокуроры, рассказывающие о том, что мы-де не допустим того, чтобы режим Бела Куна, Войкова и Ягоды, Кедрова, Майрановского и Блохина — называли террористическим. Мы, мол, гордимся.

И очень многие с ними согласны, даже не зная о том, кто такой, собственно, этот Майрановский.

Если вы хотите отобрать у людей настоящее, хотите унизить их и подчинить любой чужой силе, — они отберут у вас прошлое, и не просто отберут — это правильно, вы заслужили, — но и вывернут его наизнанку, вывернут просто из чувства мести. Из глупого и вредного, но такого понятного желания сделать назло, сделать все наоборот.

И от этого будет плохо уже не только вам, но и всем. Всей России.

Нам, естественно, нужен Мемориал.

Мемориал всем замученным и несправедливо обвиненным в двадцатом веке — от пристава Крылова, погибшего самым первым на Знаменской площади в Петербурге, и до последней неведомой нам жертвы дальних лагерей.

А с ними — и тем, кто страдал позже, от убитых и изгнанных «ичкерийцами» — и до тех сожженных второго мая, на кого у Рачинского и компании не нашлось ни одного слова.

Но его создание — это дело самой России и русского народа, и у меня почему-то нет сомнения в том, что оно осуществится.

Ну а этот клуб пропагандистов борьбы с плохой Россией — ему пора домой.

В Халифат, в Польшу, в граждански мотивированный батальон — куда именно, это их дело.

Туда, где жива их собственная национальная память.

И дверь за собой закройте, спасибо.

Дмитрий Ольшанский

*- общество признано в России НКО-иноагентом

** — запрещенная в России организация

По материалам: inforuss.info
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy