Писатель Анатолий Терещенко — «Нужны правдивые фильмы, а не фальшивки, принижающие роль Советской Армии и СМЕРШ в Великой Победе»

0 0

Анатолий Степанович Терещенко — военный писатель, кадровый офицер органов государственной безопасности, полковник. Профессор Академии проблем Безопасности, Обороны и Правопорядка. Член ассоциации ВКР «Аскольд» и научный консультант Альманаха. Член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы, автор более 20 книг об истории и деятельности органов госбезопасности. «Аргументы Недели» поговорили с этим интересным человеком.

— Здравствуйте, Анатолий Степанович. Очень интересно брать у Вас интервью. Как Вы стали контрразведчиком? Сразу после школы Вы пришли в профессию и закончили Высшую школу КГБ. Почему Вы поступили именно в нее и выбрали эту профессию? Как это произошло? Повлиял ли кто-нибудь на Ваш выбор?

— В 30-40-е годы советская молодежь стремилась в небо – стать непременно пилотом. В послевоенное время, периода 50-60-х годов, мы, купаясь в романтике героизма наших разведчиков и контрразведчиков, мечтали стать чекистами. Элементы случайностей и закономерностей повлияли и на мой выбор этой профессии. Дело в том, что отца, паровозного машиниста, перевозившего летом штабы и войска стремительно отступающей РККА, спас от расстрела чекист. При очередной бомбежке немецкими самолетами отцу удалось увести эшелон в лесистую местность.

Комендант поезда заподозрил, что фашистов, очевидно, наводит неприятельский агент через радиомаяк. Он отдал команду бойцам перелопатить весь уголь на тендере паровоза. Однако, естественно, передатчика не нашли. Тогда он приказал машинисту, помощнику и кочегару покинуть паровозную будку и заявил: «Вы все предатели и будете расстреляны по моему приказу». Отца подвели два солдата к сосне. И вдруг послышались сухие пистолетные выстрелы. К месту предполагаемой казни бежал какой-то командир. Им оказался чекист – военный контрразведчик. Отец определил это по нарукавному знаку «щит и меч».

— Механик, срочно в будку со своей бригадой. А этого паникера я заберу с собой. Надо поскорей нам добраться до Киева…

Вот такую историю рассказал старшекласснику отец, который, до этого, с главным минером войны Ильей Григорьевичем Стариновым водил подрывные поезда, уничтожая за собой железнодорожные мосты. Родитель дошел до Сталинграда, участвовал в этом огненном аду, а потом в 1944 году после освобождения г. Сарны его оставили восстанавливать железнодорожный узел и паровозное депо. Здесь он стал «Почетным железнодорожником СССР».

Не поэтому ли у него к чекистам всегда было уважительное отношение, что, определило выбор мной своей профессии, хотя я любил паровозы, самолеты и литературу.

А еще мое детство прошло в краю партизанской славы и бандеровских шабашей «на войне после войны». В Сарненских лесах сражались воины-чекисты отряда «Победители» НКГБ СССР полковника Д. Н. Медведева, в котором действовал разведчик Н. И. Кузнецов под именем обер-лейтенанта Пауля Зиберта. Это тоже повлияло на выбор моей профессии. В 8 лет я впервые прочитал книгу Медведева «Это было под Ровно». А через годы судьба свела меня во время службы во Львове с боевым побратимом легендарного разведчика – Николаем Струтинским, который подарил мне свою книгу «Шла война народная».

— Какая необычная история! И каково это быть разведчиком и разоблачать шпионов? Расскажите, пожалуйста, про этот процесс подробнее. Я узнал, что при Вашей службе в контрразведке было выявлено более десяти шпионов ЦРУ. Можно поделиться с нашими читателями тем, как это происходило?

Быть контрразведчиком – это, прежде всего, быть честным, внимательным к судьбам людей и непримиримым к врагам Родины в лице шпионов, диверсантов и террористов. Эти качества прививали нам советское образование и воспитание в семье и школе. Быть чекистом. К сожалению, некоторые бояре из СМИ стесняются этого слова. Но ЧК-а была создана в чрезвычайной обстановке для страны. Ей нарезался широкий спектр действий: бороться со шпионажем, беспризорностью, разрухой, транспортным коллапсом в молодой социалистической стране, сражающейся с кровожадной Антантой, желающей не столько помощи белому движению, сколько раздела России.

Стать контрразведчиком – это, прежде всего, пройти курс специального обучения с целью преломления потом теории через практику. А затем, как и встарь, по букварю – нарабатывать знания. Без тщательного изучения оперативной обстановки с фиксаций главных устремлений спецслужб противника к нашим войскам и штабам, боевой технике и вооружению, понимания, не было бы победы. Конечного результата без использования этой арифметики в разоблачении вражеской агентуры не получить.

Именно такое понимание позволило мне и моим коллегам по чекистскому ремеслу в 70-80-х годах разоблачить не одного оборотня в погонах, которые пошли на услужение к противнику из-за корыстных побуждений и соображений. Деньги – это зло, хотя «…а без денег жизнь плохая, не годится никуда», как поется в песенке. Но деньги должны быть честными, а не отмытыми или отстиранными, как в моде бывало не раз, когда мы нырнули в дикий капитализм, при котором совесть стала элементарным товаром. Среди разоблаченной агентуры ЦРУ США и МИ-6 Англии в ходе проведения удачных агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий в указанное время можно назвать таких предателей как Попов, Пеньковский, Иванов, Васильев, супруги Сметанины, Поляков и другие. Все они бесславно канули в Лету.

— Вы рассказывали, что часто встречаетесь со своими молодыми коллегами-разведчиками. Насколько эта профессия популярна сегодня и востребована ли она среди современной молодежи?

— Положительный опыт, накопленный коллегами КГБ СССР в агентурно-оперативной работе, передается молодому поколению оперативного состава ФСБ РФ. Естественно, мы не вмешиваемся в их дела. Но уверены, что, как и мы, они верны России. Она у нас одна для защиты от вражьих происков. Несмотря на то, что КГБ служило социалистическому Отечеству, а нынешняя ФСБ — капиталистической России, потенциальный и реальный противник у нас один – спецслужбы США и стран НАТО. С происками спецслужб противника и борются сегодня военные контрразведчики ФСБ, защищая Российскую армию от проникновения агентуры в ее ряды.

И они имеют достаточно высокие результаты по разоблачению вражеской агентуры в войсках. Эти победы на незримом фронте армейских чекистов создают авторитет для ФСБ РФ и популяризируют эту профессию среди молодежи с учетом обострения геополитической обстановки и грозных заявлений американской военщины к готовности атаковать Россию в будущей войне. Но янки и битые дважды в ХХ веке немцы почему-то забывают рекомендации главы Второго рейха «железного канцлера» и объединителя Германии Отто Бисмарка, что «никогда не воюйте с Россией – ее победить нельзя» из-за главного ее оружия – территории. Именно она проглотит любую современную армию, посягнувшую закрепить победу башмаком. Гитлеровцы это поняли уже через три недели и особенно в декабре 1941 года…

— Анатолий Степанович, а как стать разведчиком? Что для этого нужно сегодня?

— Прежде всего, быть верным своей матери-Родине, по-сыновнему к ней относиться. Обладать высоким общекультурным кругозором, хорошей памятью, аналитическим складом ума, уравновешенностью, не иметь дурных привычек, уживчивостью в разных коллективах, разумной настойчивостью в отстаивании своей точки зрения, не забывая о субординации. На кончике меча должно быть мужество, отвага и хладнокровие.

— Как-то раз Вы сказали, что любая армия беззащитна без контрразведки. Благодаря помощи разведки и контрразведки в свое время Советская Армия победила в Великой Отечественной войне. Если сравнить Советскую Армию с современной российской армией то, что в ней поменялось за время, прошедшее с Вашей юности?

— Да, любая армия слепа без разведки, а без контрразведки уязвима, так как беззащитна от тайных происков противника. Еще Наполеон Бонапарт высказывался, что без своей агентуры, засланной в стан врага, он не имел бы таких блистательных и скорых побед. Он считал, что один его агент Карл Людвиг Шульмейстер стоит целой армии противника.

Военной контрразведкой в годы войны – особистами НКВД и смершевцами (Смерш) НКО СССР были на голову разгромлены хваленые спецслужбы Третьего рейха в лице Абвера и подразделений РСХА. Эти действия проходили в результате проводимых радиоигр и других активных операций с засылкой своих разведчиков в разведцентры фашистской Германии.

— Существует множество фильмов, снятых про разведчиков. Среди них есть как советские («Семнадцать Мгновений Весны», «Щит И Меч», «Майор «Вихрь», «Мертвый Сезон»), так и множество зарубежных картин. Какие фильмы, на Ваш взгляд, лучше всего передают особенность и атмосферу такое профессии как разведчик?

— Эти и другие фильмы ярко отражают особенности разведывательной деятельности советских разведчиков в период военного лихолетья. Военная контрразведка Смерш НКО СССР в годы войны активно использовала внедрения своей агентуры в разведывательные подразделения немецкой армии (школы, центры, абверкоманды и пр.) для дезинформации противника, перевербовки готовящейся к заброске за линию фронта абверовской агентуры и выявления уже заброшенных шпионов, диверсантов и террористов.

Люди ждут правдивых фильмов, а не подделок, принижающих роль Советской Армии и органов Смерш в достижении Великой Победы. Как писал в своей книге мой старший товарищ, участник войны, военный контрразведчик генерал-майор Л. Г. Иванов «в некоторых фильмах особист, а с 19.04.1943 г. смершовец, сознательно показан как своего рода «вредный элемент», пугало для личного состава, да и для зрителей тоже. Это касалось фильма «Смерть шпионам». Фильмы подобного типа примитивны, по сути, вредны по своему воспитательному значению и убоги по содержанию. За каждым кадром видны ослиные уши тех, по чьему заказу и сделан названый фильм».

Лучшим фильмом о деятельности армейских чекистов на войне в части розыскной работы можно назвать фильм «Момент истины – в августе сорок четвертого» по одноименной книге В. Богомолова.

— Как повсеместное использование современных информационных технологий (интернет, IT, соцсети, гаджеты) повлияло на развитие профессии разведчика?

— Развитие современных информационных технологий существенно повлияло на роль разведчиков и контрразведчиков, особенно в направлении сбора, хранения и передачи собранной оперативной информации. Нынешняя аппаратура быстродействия, тайнопись на новых принципах, бесконтактное снятие информации и т.д. поражают воображение. Вместе с тем электронные носители информации подвержены большей «проникновенностью» по сравнению с «бумагой», которую можно было получить через завербованного агента и только. Сейчас это позволяет сделать всемирная «паутина», которой опоясан весь мир, к великому сожалению, на американском стандарте.

— Анатолий Степанович, расскажите, пожалуйста, как получилось, что Вы начали заниматься журналистикой и стали писателем? Как это произошло?

— В школьные годы я любил литературу. Писал интересные изложения и сочинения. Много читал в условиях провинциального городка Сарны на Полесье. Служа в органах госбезопасности, начал печатать свои стихи и статьи в Журналах «Пограничник», «Россияне», «Советский воин», альманахе «Лубянка» и газетах «Красная звезда» и «Советский патриот».

— В Интернете Ваши художественные произведения сравнивают с работами таких известных писателей, как Борис Акунин и Валентин Пикуль. Как Вы к этому относитесь? И какие авторы являются Вашими любимыми?

— Кумиров я боюсь. В писательстве лучше быть одиноким волком. Сюжеты рождаются под влиянием «живых и мертвых» героев войны. Они появляются с их не столько слов, сколько действий, поступков и подвигов. Не стараюсь зацикливаться на сравнениях себя с известными писателями. Я просто репортер подвигов своих старших коллег на войне и только, затоптанных в эпоху Хрущева в грязь. Я их вытаскиваю оттуда и вымываю, чтобы увидеть все грани личности – своего будущего литературного персонажа. Ведь многие из них, по сути, стали нашими учителями. Они лепили из нас профессионалов, передавая опыт в работе по разоблачению немецкой агентуры в действующей армии. А армия ведь и в мирное время в действии.

— Какими из Ваших книг Вы гордитесь больше всего?

— У родителя не должно быть любимчиков. Все пальцы одинаково болят при ранении. У каждой книги свой герой и свое событие. Стараюсь не повторяться. Любить страну и ее героев надо какие они есть. Не замечать ошибок чиновников, не говорить об их просчетах – грешно, это предательство своей Родины. Но я все же удовлетворю Вашу просьбу и назову некоторые книги, в которых я встал на защиту оболганных властью персонажей: «Сатурн» под прицелом СМЕРША», «СМЕРШ в Тегеране», «Щит и меч майора Зорича».

— Как Вы относитесь к такой современной профессии, как блогер? Считаете ли Вы блогинг видом журналистики или отдельной профессией?

— Считаю, что блогер в период становления был одним из видов журналистики. В настоящее время блогер – это отдельная профессия.

— Вы издаете очень много книг в нашем издательстве «Аргументы Недели». В этом году Вы уже успели издать две новые книги «Хрущев. Охота На Силовиков» и «Записки Опера Или Оборотни Из Военной Разведки». Это очень большая работа. Как происходил процесс создания этих книг?

— Книга «Записки опера…» — это автобиографическое полотно, написанное по следам мест моей службы через образ героя Николая Стороженко. Не хотелось «якать». Все мои дороги и встречи с интересными людьми и событиями четко запечатлелись в голове, которую друзья не могут упрекнуть в забывчивости…

— «Хрущев. Охота На Силовиков» — Ваша последняя изданная книга. Мы знаем, из официальных источников, что период правления Хрущёва часто называют «оттепелью»: были проведены экономические реформы, реформа образования, появились успехи в освоении космоса, жилищном строительстве. Вместе с тем «… Хрущёв был подвергнут критике за многочисленные ошибки, допущенные в работе, создание культа своей личности…» и в 1964 году отстранен от власти. В Вашей книге приоткрываются новые нелицеприятные, малоизвестные страницы деятельности Хрущева. Как Вы считаете, в его государственной деятельности было больше плюсов или минусов?

Замысел написать книгу «Хрущев. Охота на силовиков» возник из-за отсутствия на эту тему повествований о герое «оттепели». Я всегда считал, что это был страшный «насморк». В 14-летнем возрасте я увидел и осознал, что Хрущев совершает глупости. Сосед, дядя Коля, орденоносец, партизан решил в пределах своего двора поставить небольшую теплицу для раннего выращивания овощей. Построил он ее при Сталине. Но новая власть усмотрела «кулачество» и приказала снести ее. Приходили несколько раз милиционеры. А потом, через несколько дней, пригнали бульдозер и снесли ее подчистую. Стекла крошились, словно кости, с треском, ломались деревянные бруски, мялись помидоры и огурцы, а мужественный дядя Коля с тремя орденами Красной Звезды, стоял и горько плакал, размазывая слезы на сухощавом обветренном лице…

Начальника милиции уволили после сноса теплицы.

К военным СА и сотрудникам ГБ, знавших о волюнтаристских замашках и преступлениях Хрущева в годы репрессий, он относился жестко, если не сказать жестоко. Когда набрались материалы о его бессердечии и грубости, мстительности и глупости, я решил написать книгу. В СССР было наложено табу на обнародование проступков горе политиков или политиканов высокого уровня. Это неправильно – героев своего времени надо знать в лицо, чтобы не повторять новых аналогичных ошибок. Ибо все тайное со временем становится явным.

В государственных делах у него было больше минусов, чем позитива. Недаром Уинстон Черчилль, на своем банкете в честь 80-летия, назвал Хрущева человеком, который причинил ущерба Советскому Союзу «в 1000 раз больше, чем я».

Маршал Советского Союза Д. Ф. Устинов заявил о том, что ни один враг, даже внешний, не нанес столько вреда советскому государству, сколько нанес Хрущев.

— Последний вопрос. Расскажите, пожалуйста о Ваших ближайших творческих планах. Что Вашим читателям можно ожидать от Вас в будущем?

— О творческих планах: готовлю новую книгу — «Телефон. Голоса из прошлого». Есть идея написать книгу об источниках русофобии на Украине. Что из этого может получиться – прогноз автора.

По материалам: inforuss.info
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy