Зарисовка из школьной жизни

0 0

— Итак, Анфиса Альбертовна, ваша очередь рассказать про свой класс, — сказал директор школы.

— Четвертый класс, — быстро начала Анфиса Альбертовна. – На конец четверти в классе 25 человек, хорошистов – восемь, отличник – один, отстающих – пять человек.

В учительской повисла тишина. Опытные педагоги опустили головы и одним глазом посмотрели на директора, а другим – на начинающую учительницу Анфису Альбертовну.

Тишина становилась зловещей, а потому директор прервал ее покашливанием.

— Восемь хорошистов и пять отстающих? – спросил он, будто бы не расслышав слова учительницы.

— Класс слабый, дети часто пропускают уроки, — начала учительница что-то говорить, неожиданно поняв, что чуть-чуть перегнула палку с отстающими.

— Я еще раз спрашиваю, — уже нервно начал выговаривать каждое слово директор. – Я правильно понял, что у вас всего восемь хорошистов с одним отличником и целых пять отстающих?

— Да.

Учителя зашептались. Они старались ни на кого не глядеть, будто бы ничего не произошло, но в то же время очень даже произошло.

— Значит, пять отстающих. Кто именно?

— У Глеба выходят двойки по математике и русскому языку, у Лидии – твердая двойка по русскому, у Тараса – два по русскому и английскому …

— Я ему три поставлю! – громко крикнул учитель английского Антуан Арчибальдович.

— Три? Я думала два. У него в журнале пять двоек и одна тройка.

— Ничего! Нам еще целых три дня учиться, — быстро затараторил Антуан Арчибальдович. — Я ему дам задания на дом. А еще завтра буду заниматься с ним после уроков. Он исправит, он способный, эти двойки он случайно получил.

Директор одобрительно закивал.

— Я продолжу, — вздохнула Анфиса Альбертовна. – Значит, еще у Семена два по математике и русскому языку. Ну, и наша с вами Катерина – у нее двойки по пяти предметам.

Опять наступила тишина.

— Хорошо, — сказал директор. – Но напомните мне, вы у нас учитель?

— Да, — тихо сказала Анфиса Альбертовна, не понимая, куда клонит директор.

— Вооот! Вам зарплату выплачивают каждый месяц срок в срок. А вы, значит, пять детей не научили. Что же нам делать?

— Что делать?

Опытные учителя посмотрели на директора, всем видом показывая, что вопрос не стоит и яйца, но, видимо, в пединститутах про это не рассказывают.

— Я не знаю, что делать, но как вы будете смотреть в глаза родителям этих детей? Они, значит, детей в школу собрали, доверили их учительнице. А учительница эта, такая-растакая, детей не научила!

— Так они слабенькие, они реально учатся только на два.

— А вы учитель и ваша задача – научить всех детей. Своей двойкой вы показываете то, что вы плохой педагог, что это не дети не справились, это вы плохо отработали четверть. Как думаете исправлять ситуацию?

— Анфиса Альбертовна может позаниматься с ними после уроков, дать дополнительные задания, — вступилась за молодую учительницу завуч.

— Могу, конечно, — согласилась Анфиса, — но у них столько двоек…

— А кто им эти двойки ставил? Вы и ставили, — сказал директор и посмотрел в потолок. – Знаете, покажите-ка мне журналы работы с отстающими, записи разговоров с их родителями, протоколы родительских собраний, конспекты послеурочных занятий с отстающими, подписанные уведомления родителям и …

— У меня нет этого, — почти плача прервала директора Анфиса Альбертовна. – Я первый год работаю, я не знала, что всё это надо. Мне никто не говорил.

Учителя смотрели в потолок, на котором, к несчастью, совершенно ничего не происходило, а потому им приходилось как-то реагировать на ситуацию.

— Анфиса Альбертовна исправится, — вдруг поручилась за молодую учительницу учительница географии.

— Я позанимаюсь с детьми. В принципе, еще есть время подтянуть их по математике и русскому языку. Но вот с Катериной я не знаю, что делать. Она плохо знает цифры и читает восемнадцать слов в минуту. Как ее раньше переводили?

— Нормально переводили! – громко сказал директор и на всякий случай притопнул ногой. – Катерина очень старательный ребенок. Я был на уроках, я видел, что она вполне способна учиться, но ей нужен индивидуальный подход. Неужели вы не использовали на уроках индивидуальный подход?

Вопрос прозвучал так, будто бы директор спросил: «Неужели вы готовы продать Родину за три копейки?».

— Использовала, — честно соврала Анфиса Альбертовна, так как она была уверена, что наверняка этот подход использовала. Но как бы между дел.

— Воооот! Значит Катерина не должна иметь двоек по предметам. Правильно?

— Правильно, — согласилась Анфиса Альбертовна и вдохнула, надеясь, что от нее отстали.

— Второй вопрос, — продолжил директор, — всего один отличник и восемь хорошистов. Вы посмотрите на класс Валентины Валентиновны. У нее из двадцати человек три отличника и пятнадцать хорошистов.

Валентина Валентиновна покраснела и переложила лист бумаги из одной кучки в другую.

— Ну, я, как бы, могу еще позаниматься с Наташей, Петей, Галей и Арнольдом, у них тройки всего по двум предметам.

— И …, — как бы намекнул директор, что мысль у Анфисы Альбертовны не закончена.

— Ну, вот еще у Димы выходит одна четверка по физкультуре и русскому.

— Да пять ему поставлю! – чуть ли не крикнула учительница физкультуры. – Не буду же я портить жизнь парню своей физкультурой.

— Значит, два отличника будет? – спросил директор.

— Значит, два.

— Что мы в итоге имеем?

— В классе на конец четверти 25 человек. Из них одиннадцать хорошистов, два отличника. Отстающих нет.

По материалам: zen.yandex.ru
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy