Броненосцы как крейсеры и крейсеры как броненосцы. Японские «капитальные» корабли после Русско-японской войны

0 0

Японские маневры 1908 г. должны были стать самым масштабным военно-морским событием с момента окончания Русско-японской войны. В первую эскадру вице-адмирала Идзюина вошли все броненосцы — участники минувшей войны, включая русские трофеи. Ей противостояла вторая эскадра вице-адмирала барона Дева в составе четырех новейших «капитальных» кораблей: «Касима», «Катори», «Цукуба» и «Икома», которую поддерживали четыре бригады крейсеров и пять флотилий эсминцев и миноносцев. Для поддержки второй эскадры была сформирована третья эскадра вице-адмирала барона Томиоки в составе старых русских и китайских трофеев. Но, разумеется, исход виртуального боя должен был решиться в противостоянии первой и второй эскадр. Парадокс ситуации заключался в том, что самые мощные на тот момент японские корабли «Цукуба» и «Икома» имели статус крейсеров 1-го ранга.

Сценарий решающего боя был явно скопирован с операций против Порт-Артура. Вторая эскадра должна была обороняться, располагаясь в Сасебо, а третья — в Куре. Первая эскадра заняла позиции у своей маневренной базы у острова Осима, так что у нее имелась возможность разбить вторую и третью эскадры по частям.

Броненосцы как крейсеры и крейсеры как броненосцы. Японские «капитальные» корабли после Русско-японской войны

Броненосец «Катори» во главе строя японских броненосцев. 1907 г.

7 ноября вторая эскадра неожиданно для своих оппонентов вышла в море и в районе Осимы встретилась с вышедшей ей навстречу третьей эскадрой, совершив тем самым маневр, так и не удавшийся Порт-Артурской эскадре и Владивостокскому отряду крейсеров.

8 ноября к Осиме подошла первая эскадра, но увидев, что ее противник объединился, воздержалась от немедленной атаки. Чтобы частично нивелировать преимущества своего противника в скорости, вице-адмирал Идзюин предпочел ночную атаку. В ночь с 8 на 9 ноября атакующие силы завязали 50-минутный ночной бой, завершившийся, однако, без результата. После окончания первой фазы в дело вступили минные силы, но, как и в ночной атаке Порт-Артура, их действия не принесли желаемого результата. Около пяти утра первая эскадра повторно сблизилась для решающего боя, продолжавшегося целых два часа. В результате победа была присуждена нападавшей стороне, сумевшей сберечь свои броненосцы в ночных миноносных атаках и нанести решающий удар по противнику.

Так совершенно неожиданно для себя японцы убедились, что их новейшие корабли, на строительство которых было положено столько сил и средств, уступили в учебном бою «старичкам» времен Русско-японской войны…

Досрочное выполнение кораблестроительной программы 1895–1896 гг. обеспечило японскому флоту превосходство над его потенциальным противником — флотом российским, но адмиралы и политики Страны восходящего солнца отнюдь не собирались на этом остановиться. В честолюбивых планах самураев будущая победа над Россией предполагалась лишь как ступенька к завоеванию господства над всем Тихим океаном. Поэтому еще до начала войны, в июне 1903 г. японское правительство утвердило так называемую «Третью расширенную программу строительства флота», для реализации которой уже через несколько месяцев выделили специальный кредит в 15 миллионов иен. И уже в том же году планировалась закладка первых четырех единиц программы.

Количественный и качественный состав предполагаемого кораблестроения бурно обсуждался в течение всего 1903 г. В конце концов, было принято соломоново решение, выразившееся в схеме 4 × 4 — предполагалось строительство четырех новых эскадренных броненосцев и четырех броненосных крейсеров. Формально планировалось, что восемь новых «капитальных» единиц флота станут представителями четырех типов по две единицы в каждом, но фактически получилось, что даже в рамках одного типа корабли настолько отличались друг от друга, как внешне, так и начинкой, что речь может идти о восьми самостоятельных типах кораблей. Именно так, путем эксперимента японцы набирались опыта в строительстве новых единиц и определяли, что им более подходит.

Броненосцы как крейсеры и крейсеры как броненосцы. Японские «капитальные» корабли после Русско-японской войны

Броненосец «Икома» в Куре, 1908 г.

При строительстве первой пары броненосцев повторили предыдущий опыт: проще говоря, их просто заказали в Великобритании (стали последними японскими броненосцами, построенными за границей). Поэтому, как и их предшественники, новые броненосцы «Касима» и «Катори» имели ярко выраженный английский прототип — броненосец «Кинг Эдуард VII», еще только строившийся и претендовавший на титул лучшего броненосца мира. Помня свой предыдущий опыт, японцы не забыли его улучшить и усилить. Изменения в первую очередь коснулись усиления вооружения. Вместо 234-мм орудий в бортовых башнях, японцы установили более мощные 254-мм орудия. А вдобавок к десяти 152-мм пушкам в казематах на батарейной палубе поставили еще два орудия того же калибра в индивидуальных казематах, расположенных палубой выше. Нелишним будет напомнить, что общий каземат на батарейной палубе стал своеобразным «экспромтом» при строительстве «Миказы», но поскольку он оказался весьма удачным решением, его взяли на вооружение англичане для своих броненосцев типа «Кинг Эдуард VII», с которых эта конструкция перешла уже на следующий японский тип. Но и здесь формально японцы оказались лучше британского аналога. Цапфы 152-мм орудий подняли до 3,89 м (выше, чем у «Кинг Эдуард VII»), а также сгруппировали их более кучно ближе к миделю. Это давало японскому кораблю некоторое преимущество при бое в штормовом море, снизив «заливаемость» батареи.

В результате на момент закладки новые японские броненосцы не имели себе равных по мощи бортового залпа. Но за все надо платить, платой за исключительное вооружение стало ослабление броневой защиты. У британского прототипа выше главного 229-мм пояса до батарейной палубы тянулся 203-мм пояс, а орудия каземата защищала 178-мм броня, тогда как у японского броненосца до самой верхней палубы имелась лишь 152-мм защита, а второй ярус каземата и вообще прикрывался 102-мм броней. Так из довольно сбалансированного проекта японцы получили «недозащищенный», соответствовавший бронированием скорее крейсеру, чем броненосцу, впрочем, с чисто «броненосной» скоростью…

В результате по новому проекту уже в начале Русско-японской войны состоялась торжественная церемония закладки: 29 февраля в Эльсвике у Армстронга «Касимы» и 27 апреля в Барроу у Виккерса «Катори».

Как и на предыдущих японских броненосцах, формально однотипные корабли, сооружавшиеся на разных верфях, имели многочисленные отличия. Не стала исключением и пара «Касима» с «Катори». Внешне сразу же бросались в глаза отличия их силуэтов. На «Катори» дымовые трубы располагались друг к другу более близко, чем на «Касиме», а кроме того, они были овального сечения, а не круглого. Но кроме этого, имелось множество не столь очевидных отличий. Так, по заведенной традиции, броненосцы производства Армстронга имели срезанные дейдвуды и два боковых киля.

Броненосцы как крейсеры и крейсеры как броненосцы. Японские «капитальные» корабли после Русско-японской войны

Броненосец «Цукуба» в Куре, 1913 г.

Формально на обоих броненосцах стояло по 20 котлов Никлосса, но по факту они различались межу собой в деталях. Так, если на «Касиме» суммарная поверхность нагрева составляла 3 994 м2 , то на «Катори» — 4 088 м2 . Это объяснялось различием в конструкции главных машин кораблей. Если на «Касиме» их поставил завод Хемфрейса Тенанта из Депфорда, то машины для «Катори» изготовил сам завод-строитель. В связи с этим для обеспечения контрактных показателей и пришлось чуть изменить объем производимого пара. Но справедливости ради следует отметить, что как Армстронг, так и Виккерс контрактную скорость не только обеспечили, но и существенно перевыполнили: вместо контрактных 18,5 узла оба корабля на испытаниях превысили 20.

Несмотря на общую слабость бронирования, обе фирмы-строителя решили на свой вкус частично исправить этот недостаток. Так, ширина главного 229-мм пояса «Касимы» составляла 2,3 м, из которых 1,54 м находилось ниже ватерлинии. У «Катори» ширина пояса составляла 2,36 м, из которых 1,6 м располагалось под ватерлинией. Зато он прикрывал на «Касиме» 0,6 длины корабля, тогда как у «Катори» — всего 0,53.

Поскольку эти броненосцы стали последними, построенными в Великобритании, они также стали последними японскими кораблями с носовым тараном.

Уже в процессе постройки оба корабля приобрели несколько новинок, диктовавшихся опытом идущей Русско-японской войны. Например, они стали первыми броненосцами, оснащенными сразу тремя дальномерными постами для управления артиллерийским огнем. А кроме того, несмотря на формальную однотипность калибров и систем артиллерии с предыдущими японскими типами, броненосцы получили армстронговские орудия самой новейшей модификации.

Несмотря на то, что «Третья расширенная программа строительства флота» предполагала закладку в 1903 г. еще двух броненосных крейсеров, эти планы некоторое время оставались лишь благим намерением. Хотя в феврале 1904 г. японские парламентарии санкционировали выделение дополнительных 48 миллионов иен на оставшиеся два броненосца и четыре крейсера программы 1903 г., идущая Русско-японская война, казалось, поставила на них крест. В условиях военного времени всегда находились более необходимые расходы, нежели строительство больших кораблей, которые все равно до окончания войны в строй не войдут. Но, как ни странно, именно война и предопределила постройку новой пары программы 1903 г.

Броненосцы как крейсеры и крейсеры как броненосцы. Японские «капитальные» корабли после Русско-японской войны

Броненосный крейсер «Цукуба» (Япония, 1905 г.). Водоизмещение стандартное 13 750 т, полное 15 400 т. Размерения: длина 137,1 м, ширина 23,0 м («Икома» — 22,8 м), осадка 8,0 м. Машины вертикального тройного расширения, четыре цилиндра, два вала, 20 котлов Миябара, мощность 20 500 л. с., скорость 20,5 уз., запас угля 2 000 т. («Икома» — 1 911 т угля и 160 т мазута). Дальность плавания 10-узловой скоростью 5 тыс. миль. Бронирование: главный пояс — 178–102 мм, башни и барбеты — 178 мм, рубка — 203 мм, палуба — 76 мм. Вооружение: четыре 305-мм с длиной ствола 45 калибров, 12 152/45, 12 120/40, четыре 76/40- мм орудия, три торпедных аппарата. Экипаж 879 чел. «Цукуба» заложен в арсенале в Куре 14.01.1905, спущен на воду 26.12.1905, введен в строй 14.01.1907, взорвался 14.01.1917. «Икома» заложен в арсенале в Куре 15.03.1905, спущен на воду 09.04.1906, введен в строй 24.03.1908, сдан на слом в 1924 г.

В мае 1904 г. на порт-артурских минах одновременно погибли сразу два броненосца — «Хатсусе» и «Ясима». В результате уже в июне последовало решение о постройке следующей пары «капитальных» кораблей. Чтобы не зависеть от внешних поставщиков, японцы впервые решились на закладку кораблей непосредственно в Японии — факт тем более удивительный, что до того ее верфи строили в лучшем случае крейсеры второго ранга, водоизмещением не более пары тысяч тонн!

Справедливости ради следует отметить, что «Цукуба» и «Икома» первоначально планировались всего лишь как пара крейсеров типа «Идзумо», наиболее современного на тот момент японского броненосного крейсера. Хотя, конечно, предполагалось чуть увеличить водоизмещение и вооружение да поставить более мощные машины, чтобы превзойти современные им английские крейсеры типа «Девоншир» и «Кресси». Кстати, как и у британских аналогов, японцы, впервые в своем флоте, для повышения мореходности планировали поставить на новом крейсере полубак.

Тем временем, пока шло проектирование новых крейсеров, произошло сражение в Желтом море. Большим сюрпризом для японцев стала довольно эффективная стрельба русской эскадры главным калибром с дальности свыше 15 км. Этот опыт в итоге самым кардинальным образом повлиял на судьбу проекта. Проектанты получили срочное задание заменить главный калибр на четыре 305-мм орудия — впервые в мировой практике «броненосный» калибр на крейсере.

Пришлось полностью перекомпоновать проект, оставив при этом прежние обводы, поскольку японцы пока еще не имели испытательной станции для оптимизации теоретического чертежа новых кораблей. В результате проект подрос на 1 750 тонн и увеличился в ширину на два метра. В итоге при полном водоизмещении свыше 15 000 тонн новый «крейсер» стал крупнее большинства русских и японских броненосцев того времени, чуть уступая лишь «Микасе». Под стать броненосцам выглядел и средний калибр, состоявший из двенадцати 152-мм и того же количества 120-мм орудий!

Но чудес не бывает. За столь внушительное вооружение снова пришлось заплатить бронированием.

Броненосцы как крейсеры и крейсеры как броненосцы. Японские «капитальные» корабли после Русско-японской войны

Броненосец «Катори» в Тулоне, 1921 г.

И если «Касима» и «Катори» со своей защитой еще могли называться броненосцами, то новая пара в отношении бронирования однозначно соответствовала лишь броненосным крейсерам.

Еще одним «жертвенным агнцем» стала скорость. Понимая, что вряд ли удастся достичь первоначально запланированных 21,5 узла, контрактную скорость снизили на целый узел, хотя на официальных испытаниях «Цукуба» развила 21,6 узла, якобы даже перекрыв первоначальные планы. В литературе сообщалось также, что максимальная скорость кратковременно вообще составила 24 узла! Впрочем, в этих пробах была изрядная доля лукавства, ведь корабль вышел на испытания без главной артиллерии и с минимумом запасов. А реальная эксплуатационная скорость крейсера не превышала 20 узлов.

Закладка сильнейших в мире броненосных крейсеров прошла еще до Цусимы: 14 января 1905 г. в Куре заложили «Цукубу», а 15 марта там же заложили и «Икому». Оба крейсера стали не только первыми «капитальными» кораблями, построенными в Японии, но и первыми, снабженными клиперским носом, серьезно улучшившим мореходность и ставшим характерной чертой японского кораблестроения. Интересно отметить, что эта форма оказалась настолько необычной для современников, привыкших к утюгообразным носам броненосцев, что на рисунках того времени японские корабли нередко изображались даже с бушпритом, как во времена парусного флота. Еще одной характерной чертой, нашедшей применение на практически всех поздних японских броненосцах и крейсерах, стали срезанные дейдвуды, как на броненосцах постройки Армстронга.

Как всегда, не обошлось без различия в конструкции двух изначально однотипных кораблей. Поскольку «Цукубу» строили в спешке, пытаясь успеть к окончанию Русско-японской войны, она вошла в строй с множеством больших и малых дефектов, которые пришлось устранять уже во время службы. В этом отношении «Икоме» повезло, ее действительные и мнимые дефекты устранили еще в стадии достройки. Если на «Касиме» и «Катори» число дальномерных постов увеличили до трех, то когда «Цукуба» и «Икома» вошли в строй, у них насчитывалось их по пять штук! Наконец, «Икома» стала первым японским броненосным крейсером с 533-мм торпедными аппаратами.

Броненосцы как крейсеры и крейсеры как броненосцы. Японские «капитальные» корабли после Русско-японской войны

Ибуки» на ходовых испытаниях в Хиросимском заливе, 1910 г

«Ограниченные скоростные характеристики «Цукубы» попытались скорректировать на «Икоме». В результате она стала первым японским кораблем на жидком топливе. Правда, имевшиеся на борту 160 тонн мазута предназначались лишь для повышения производительности угольных котлов при необходимости форсировать тягу. Итогом этих мер стало возрастание скорости почти на пол-узла по сравнению с «Цукубой».

Несмотря на свои выдающиеся характеристики, в чем-то превосходящие, в чем-то уступающие броненосцам того времени, и однозначно превышающие броненосные крейсеры, «Цукуба» и «Икома» тем не менее не явились объектом для подражания в мире по весьма прозаической причине. Японцы не имели ни сил, ни средств, ни опыта для максимально быстрой постройки. В результате «Цукуба» вошла в строй лишь в январе 1907 г., а «Икома», из-за финансовых проблем, и вообще год спустя. К этому времени англичане уже достраивали свой «Инвинсибл», в потенциальном бою с которым новейшие японские броненосцы-крейсеры не смогли бы ни убежать, ни победить его в бою даже двое на одного… Но если «Цукубе» и «Икоме» хоть удалось формально «почислиться» сильнейшими броненосными крейсерами планеты, то последняя пара «Ибуки» и «Курама», также заложенная еще во время Русско-японской войны, устарела прямо на стапеле.

Но начиналось все очень даже оптимистично…

Продолжение следует

Статья была опубликована в июньском номере журнала «Наука и техника» за 2017 год

Источник: naukatehnika.com
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy