Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

0 0

«Второе дыхание» у Ju-87 открылось в конце весны — начале лета 1942 г., когда в результате неудачного для Красной Армии развития боевых действий на юге, фронт опять покатился на восток. Вновь «лаптежники» расчищали дорогу танковым дивизиям Вермахта, и «черные гусары» опять могли позволить себе гоняться по степи за отдельными танками, машинами и повозками.

Начало читайте в статье«Черные гусары» Люфтваффе. Пикирующий бомбардировщик «Юнкерс» Ju-87

К концу лета 1942 г. на Сталинградское направление были стянуты основные силы 8-го авиационного корпуса. Именно его пикировщики начали массированную бомбардировку Сталинграда 23 августа 1942 г. За этот день немецкие летчики выполнили более 2 000 вылетов, превратив город в огромный костер.

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

Пара пикирующих бомбардировщиков Ju-87 в полете над разрушенным Сталинградом. 1942 г. Фото: waralbum.ru

Однако в ходе боев под Сталинградом немецкому командованию стало окончательно ясно, что Ju87 больше не в состоянии в полной мере выполнять задачи по непосредственной авиационной поддержке войск. К тому же «Штуки» несли серьезные потери, которые вели к быстрому сокращению количества боеготовых самолетов. Так, к началу ноября во всех пяти авиагруппах пикировщиков StG1, StG2 и StG77 насчитывалось всего 43 самолета Ju-87.

Не обошла стороной соединения пикировщиков и катастрофа германских вооруженных сил под Сталинградом. К потерям, понесенным непосредственно в бою, прибавились «Штуки», которые приходилось бросать на аэродромах, на которые стремительно врывались советские танки.

Еще одной нетривиальной задачей вставшей перед пикировщиками зимой 1942–1943 гг. стало снабжение окруженных частей Вермахта. В начале января 1943 г. Ju-87 из III./StG1 и 9./StG77 привлекли для выполнения задач по снабжению окруженных в Великих Луках немецких войск. Размеры кольца окружения были столь незначительны, что для увеличения точности сбрасывания контейнеров с грузами потребовалась способность пилотов «Штук» укладывать бомбы в «пятачок». Всего за время осады и штурма города «лаптежники» 94 раза вылетали с грузами для осажденных. Впрочем, их «камрадам» это не помогло, и 15 января остатки гарнизона «крепости Великие Луки» сдались в плен.

Усиление противодействия истребительной авиации ВВС и ПВО Красной Армии, а также неспособность истребителей Люфтваффе обеспечить эффективное прикрытие самолетов непосредственной поддержки войск потребовали радикального пересмотра тактики боевого применения Ju-87.

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

Специализированный противотанковый Ju-87G-1 с двумя 37-мм пушками ВК 3.7 выруливает на старт. Фото: waralbum.ru

«Штуки» вынуждены были наносить удары с малых и предельно малых высот, широко используя контейнеры для мелких осколочных бомб. При атаках зенитных батарей практиковалось пикирование почти в упор под большими углами и выход из атаки на бреющем полете. Переход в пикирование осуществлялся с крутого левого разворота. Это обеспечивало уменьшение времени нахождения самолетов под огнем зенитных расчетов иувеличивало вероятность ошибки зенитчиков во время прицеливания.

Однако, как следствие, применение этих тактических приемов резко увеличило потери Ju-87 от огня всех видов стрелкового оружия. Фактически уже к январю 1943 г. «Штуки» из классических пикировщиков превратились в штурмовики. При этом Ju-87 как раз менее всего соответствовал требованиям, предъявлявшимся к самолету-штурмовику. Тем не менее на вооружение эскадр пикирующих бомбардировщиков стали поступать «юнкерсы», приспособленные для нанесения бомбоштурмовых ударов с малых высот.

В конце 1942 г. появляется штурмовая модификация Ju87D-3. Его основным отличием стало усиленное (из хромоникелевой стали) бронирование кабины экипажа, двигателя и радиаторов. Увеличились углы обстрела у кормовой огневой стрелковой установки. Воздушные тормоза остались, но сирены стали постепенно снимать. Они уже не пугали воевавшую второй год советскую пехоту. Модификация D-3 оказалась самой массовой, всего таких машин построили 1 559. В начале 1943 г. в серию пошел Ju87D-5. От предыдущей модификации новая машина отличалась увеличенным до 14,98 м размахом консолей крыла. Возросшая площадь консолей позволила существенно снизить нагрузку на крыло и улучшить взлетно-посадочные характеристики «Штуки». Вооружение самолета было усилено. Крыльевые пулеметы заменили на две 20-мм пушки MG-151/20. Как на палубных Ju-87C, на D-5 ввели систему отстрела основных стоек шасси, чтобы обеспечить возможность вынужденной посадки на неровные площадки. Первоначально воздушные тормоза еще ставили, но затем от них отказались.

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

Пикирующий бомбардировщик Ju-87D3 из StG2 в зимнем камуфляже. Восточный фронт

Действуя в качестве штурмовиков, «Штуки» чаще всего использовали деревянные контейнеры на 92 осколочные 2-кг авиабомбы типа SC2, которые, однако, были малоэффективными при ударах по защищенным целям. По ним применялись авиабомбы большего калибра — 250- и 500-кг.

Самолеты Ju-87D-5 серийно строились вплоть до прекращения серийного производства «Штуки» — конца лета 1944 г. Был разработан упрощенный вариант D-5 — D-6, но серийно он не строился.

Весной 1942 г. на некоторое время возродились планы достройки ввода в строй авианосца «Граф Цеппелин». Поэтому на основе Ju-87D-1 началась разработка палубного торпедоносца Ju-87E. Новую палубную модификацию «Штуки» планировалось оснастить складывающимися консолями крыла и отстреливаемым шасси по типу Ju-87C. Самолет мог нести под фюзеляжем одну торпеду LTF5b. Один из серийных Ju-87D-1 был переоборудован в опытный торпедоносец для проведения испытаний. Планировался заказ 115 Ju-87E, но после окончательного прекращения в январе 1943 г. всех работ по достройке авианосца его аннулировали.

Не пошел в серию и береговой вариант торпедоносца Ju-87D-4. На этой модификации впервые отказались от тормозных решеток. Стандартный подфюзеляжный бомбодержатель заменили узлом подвески торпеды LTF5b. Поскольку предусматривалось использование самолета только с береговых аэродромов, механизм складывания крыла отсутствовал. В торпедоносный вариант переоборудовали несколько D-1 и D-3, но по результатам испытаний, показавших, что в этом качестве «Штука» по всем параметрам проигрывает двухмоторным торпедоносцам, их опять вернули в исходное состояние.

К началу 1943 г. перед Люфтваффе, как, впрочем, и перед всей немецкой армией на Востоке, со всей остротой встала проблема борьбы с советскими механизированными соединениями. В числе средств, призванных остановить «русский паровой каток», были и специализированные противотанковые модификации «Штуки».

Первый вариант, Ju-87G-1, был создан на базе Ju-87D-3. Главным отличием была установка под крылом двух 37-мм пушек ВК 3.7 (авиационный вариант зенитной пушки Flak 18) с боекомплектом по 12 снарядов на ствол. Крыльевые пулеметы и бомбодержатели отсутствовали. Бронирование самолета было ослаблено. В отличие от стандартного Ju-87D-3, на противотанковой «Штуке» отсутствовало бронирование рабочего места борт-стрелка, центропланных бензобаков и водорадиатора.

Испытания показали, что скорость Ju-87G-l снизилась на 30–40 км/ч, заметно ухудшилась маневренность, что в сочетании с уменьшенным бронированием и слабым оборонительным вооружением делало машину почти идеальной мишенью для истребителей. Из-за плохой путевой устойчивости самолета прицеливание было затруднительным. Пушки ВК 3.7 имели довольно невысокую скорострельность и низкую надежность автоматики. Фактически успешное применение Ju-87G на поле боя было возможным лишь в руках опытного пилота и только в условиях слабого противодействия зенитчиков и истребителей противника. Несмотря на это, испытания Ju-87G-l были признаны успешными, и был сделан вывод о целесообразности его боевого использования.

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

Переоборудование серийных Ju-87D-3 в вариант G-1 производилось прямо в строевых частях. Приэтом контейнеры с пушками могли легко сниматься и быть заменены обычными бомбодержателями. На всех самолетах тормозные щитки отсутствовали, но кронштейны их крепления оставались. Всего подобным образом было переоборудовано около 100 машин.

Помимо G-1 на авиазаводах в 1943–1944 гг. строилась модификация Ju-87G-2, также с двумя пушками ВК 3.7. Базовой машиной для нее послужил вариант Ju-87D-5, поэтому Ju-87G-2 отличался от G-1 увеличенным размахом крыла. Кроме того, в отличие от переделанных, отсутствовали кронштейны подвески тормозных решеток. Часть машин в варианте G-2 сохранила 20-мм крыльевые пушки MG-151/20, на других — пушки снимались. Их использовали для пристрелки перед открытием огня из ВК 3.7. Всего было выпущено 208 самолетов этой модификации.

Если Сталинградская катастрофа ознаменовала начало заката боевой карьеры Ju-87, то финал наступил в сражениях летней кампании 1943 г., кульминацией которой стала битва на Курской дуге. Здесь «черные гусары» Люфтваффе на собственном опыте убедились в справедливости слов наполеоновского маршала Ланна о том, что «гусар, который не убит в 30 лет, не гусар, а дрянь!»

При подготовке наступления Вермахта на Курской дуге «Штуки» активно привлекались к ударам по советским тылам, прежде всего железнодорожным узлам, пытаясь нарушить снабжение советских войск. Соединения пикировщиков участвовали в налетах на железнодорожный узел Курска в мае-июне 1943 г.

Для «лаптежников» эта прелюдия к «Цитадели» ознаменовалась новыми тяжелыми потерями. Так, в ходе массированного налета на Курск 22 мая 1943 г. II/StG1 лишилась девяти Ju-87, сбитых советскими истребителями. Погибли или попали в плен восемь экипажей.

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

Junkers Ju.87 G-2 T6+AD SG2 1944 год
В начале июля 1943 г. с целью обеспечения эффективной авиационной поддержки войск в операции «Цитадель» было сформировано специальное «Боевое соединение Купфер» («Gefechtsverband Kupfer», по фамилии командовавшего им командира эскадры StG2 оберст-лейтенанта Э. Купфера), в состав которого вошли StG2, I./StG3, II./StG77 и группа истребителей-бомбардировщиков III./JG3. Кроме того, к боям на Курской дуге привлекались StGl, III./StG3, I и III./StG77. Противотанковые Ju-87G-l состояли на вооружении всего двух эскадрилий — 10.(Pz)/StG2 и 10.(Pz)/StGl.

Вся эта армада была брошена в бой на рассвете 5 июля 1943 г. В воздухе сразу же завязались ожесточенные бои. Немецкая авиация крупными группами до 100–150 самолетов атаковала позиции советских войск, стараясь «протолкнуть» свои танки и мотопехоту через линию обороны.

В первый день сражения Люфтваффе потеряли только безвозвратно двенадцать «Штук», 6 июля — восемь (из них четыре сбиты истребителями), 7 июля — три, 8 июля — четыре, 9 июля — семь. Это данные из ежедневных сводок 6-го отдела службы генерал-квартирмейстера Люфтваффе. Естественно, что в отчетных документах советских летчиков и зенитчиков заявлено большее число побед. Совсем другая картина предстает в пропагандистских сводках «Из главной квартиры фюрера». Там все выглядело вполне пристойно. Только боевые успехи, при минимальных потерях или отсутствии оных.

Постепенно немецкое наступление выдохлось, и теперь уже Красная Армия пошла вперед. Немецкое командование всеми силами, в том числе и «Лаптежниками», безуспешно пыталось остановить советские танки. Общий итог для «Штук» был просто катастрофическим. Лучше всего положение дел в эскадрах пикировщиков после «Цитадели» характеризует признание того же командира StG2 Э. Купфера, который писал: «Ju-87 больше нельзя использовать ни на одном фронте, даже на Востоке. Например, моя эскадра за восемь месяцев потеряла 89 экипажей. В пересчете на год это соответствует 100-процентному обновлению летного состава. Если так будет продолжаться еще год, результатом будет полный конец штурмовых частей… У меня есть эскадрильи с одним самолетом на вооружении. …Мы должны как можно скорее, я бы сказал немедленно, начать перевооружать части с Ju-87 на Fw-l90. Ситуацию с личным составом штурмовых частей можно определить как «последний парад». С 5 июля 1943 г. я потерял двух командиров групп, шесть командиров эскадрилий и двух адъютантов групп, каждый из которых совершил более 600 боевых вылетов. Такой опыт уже не заменить… Мы не можем позволить себе терять тех немногих, кто остался…». Это уже был конец легенды…

Проанализировав опыт боевого применения авиации непосредственной поддержки войск в боях летней кампании, генеральный штаб Люфтваффе в сентябре 1943 г. сделал вывод о необходимости централизации управления боевыми силами авиации поля боя. С этой целью было решено создать инспекцию штурмовой авиации, которой подчинить все группы пикирующих бомбардировщиков, группы непосредственной поддержки войск, группы скоростных бомбардировщиков, а также все отдельные противотанковые эскадрильи. 9 сентября инспектором (командующим) штурмовой авиации был назначен все тот же оберст-лейтенант Э. Купфер.

Согласно его распоряжению, в октябре 1943 г. все эскадры пикировщиков StGl, StG2, StG3 и StG77 были переименованы в штурмовые эскадры, соответственно, в SG1, SG2, SG3 и SG77. Одновременно с этим началось перевооружение эскадр штурмовыми вариантами Fw-l90F и переучивание пилотов на новую машину.

Однако «под занавес», 6 октября 1943 г., «Штуки», что называется, «хлопнули дверью», потопив три боевых корабля Черноморского флота, выходивших для обстрела крымского побережья: лидер «Харьков» с эсминцами «Беспощадный» и «Способный».

Следует заметить, что для соединений пикировщиков в 1943 г. было характерно постепенное стягивание их на советско-германский фронт. В январе из Заполярья под Ленинград была переброшена группа I./StG5 (бывшая IV./LG1). Заполярные «Штуки» приняли участие в отражении попыток расширения приладожского «коридора» и развития наступления на северо-западном направлении. В мае I./StG5 нанесла ряд ударов по узлам коммуникаций в тылу Волховского фронта и базам Ладожской флотилии. «Отметились» Ju-87 и над Финским заливом, противодействуя мероприятиям по развертыванию сил КБФ в восточной его части. В июне 1943 г. группа была переименована в I./StGl и переброшена, после короткого отдыха в Германии, в полосу 6-го Воздушного флота. А на базе частей, оставшихся в Заполярье, была воссоздана I./StG5.

В 1943 г. на Восточном фронте появились и средиземноморские «Штуки» из состава Stukageschwader 3. Первой, как и положено, прибыла I группа. Ей пришлось провоевать на южном участке фронта с февраля по июль 1943 г. После недолгого пребывания в Греции группа вновь появилась над бескрайними русскими просторами. «Штуки» из состава I./StG3 приняли самое активное участие в боях на Кубанском плацдарме, понеся большие потери. Особенно велик был урон в апрельских боях, когда «африканцы» с воздуха поддерживали попытки немецкой 17-й армии сбросить советский десант, закрепившийся на «Малой земле».

В июне 1943 г. на аэродром Брянска прибыли «юнкерсы» из состава III группы. Приняв активное участие в сражениях на Орловско-Курской дуге, III./StG3 убыла в Крым, где и оставалась до момента освобождения полуострова советскими войсками.

С перевооружением штурмовых эскадр на Fw-190F «Штуки» стали передаваться в ночные штурмовые авиагруппы. При этом самолеты проходили соответствующие доработки. На них устанавливали новые форсированные двигатели Jumo-211Р (1 500 л. с.) с пламегасителями. Усиливали бронирование и модернизировали радиооборудование. Часть из 300 переоборудованных самолетов оснастили радиостанцией FuG 16Z, некоторые машины получили радиополукомпас. Почти на всех установили ответчик «свой-чужой» FuG 25A. Тормозные решетки со всех самолетов сняли.

Ночные варианты обозначались D-7 (на базе D-3) и D-8 (на базе D-5). На модификации D-8 пушки MG-151/20 получили конические надульники на стволы, чтобы вспышки выстрелов не слепили пилотов.

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

К взлету готовятся пикировщики Ju-87D5 из III./StG2. Восточный фронт

Еще одним серийным вариантом стали учебные Ju-87H. До 1942 г. для подготовки экипажей пикировщиков использовались «Штуки» модификации «А». С началом их массового списания по выработке ресурса встал вопрос о создании новой машины аналогичного назначения. На основе Ju-87D-1 в 1943 г. был спроектирован Ju-87H-1.

Помимо установки двойного управления, отсутствия бомбодержателей и вооружения, фонарь кабины инструктора (на месте борт-стрелка) получил боковые блистеры для улучшения обзора вперед. На базе соответствующих вариантов Ju-87D строились учебные «Штуки» Н-1, Н-3, Н-5, Н-7 и Н-8. Помимо работ по совершенствованию серийных пикировщиков, в середине 1940 г. конструкторское бюро фирмы «Юнкерс» приступило к проектированию нового самолета для замены Ju-87. Основной упор был сделан на увеличение ударной мощи самолета, повышение живучести и улучшение состава оборонительного вооружения. За основу был взят планер Ju-87D, но было усилено шасси, поставлены колеса большего диаметра, увеличены размах и площадь крыла. Однако проект, получивший обозначение Ju-87F, был отклонен техническим департаментом Рейхсминистерства авиации по причине низких летных характеристик.

В результате конструкторы решились по-настоящему глубоко переработать исходную «Штуку». Крыло было перепроектировано. Хотя оно и сохранило характерную форму «перевернутой чайки», консоли имели более простую в плане форму без изломов по кромкам, а размах центроплана был увеличен. Основные стойки шасси теперь убирались назад с поворотом колес на 90°.

Фюзеляж также был переработан заново, во многом повторяя концепцию, заложенную в советский штурмовик Ил-2. Двигатель, экипаж, масло- и бензобаки, радиаторы находились в прочной бронекоробке. Однако отсутствие у немцев технологии производства брони двойной кривизны вынудило собирать ее из отдельных листов.

Существенно усилили оборонительное вооружение. В кормовой огневой установке разместили 20-мм пушку MG-151/20 и 13-мм пулемет MG-131. Общая боевая нагрузка возросла до 2 000 кг.

На новый пикировщик планировалось установить перспективный двигатель Jumo-213 (1 850 л. с.). С этими изменениями проект уже мало напоминал исходный Ju-87 и был обозначен как Ju-187. Проект Ju-187 представили в министерство в начале 1942 г. Однако он страдал массой недоработок, к тому же интерес к новому пикировщику все более ослабевал. Осенью 1943 г. проект Ju-187 был окончательно закрыт, а построенные прототипы были уничтожены во время налетов авиации союзников.

После прекращения серийного выпуска всех вариантов Ju-87 количество «Штук» в частях Люфтваффе стало быстро сокращаться. К осени 1944 г. только III/SG2 еще летала на Ju-87D днем. Противотанковые Ju-87G имелись в двух эскадрильях 10.(Pz)/SG2 и 10.(Pz)/SG77. Оставшиеся боеспособные Ju-87 передавались в ночные штурмовые группы. Хотя к концу войны применение «Штук» становилось все более ограниченным, отмечалось их участие в боях на советско-германском фронте до апреля 1945 г., вплоть до самого конца Третьего рейха.

Кроме собственно Люфтваффе, «Штуки» воевали в составе ВВС союзников Германии. Ju-87 различных модификаций состояли на вооружении авиации Италии, Венгрии, Словакии и Болгарии.

Самое же большое число «Stukisti» имелось в составе румынских королевских военно-воздушных сил. 3-я румынская авиагруппа, оснащенная «юнкерсами-87», появилась на Восточном фронте весной 1943 года.

В руки советских авиационных специалистов Ju-87 попал только в ходе Великой Отечественной войны в виде трофеев. Хотя еще в 1939–1940 гг. члены советской закупочной комиссии, работая в Германии, ознакомились со «Штукой», закупать ее не стали, сочтя устаревшей. Несмотря на все успехи пикировщиков в первые месяцы войны, «лаптежника» достаточно долго подробно не изучали. Тем более что «ахиллесова пята», и не одна, у Ju-87B отыскалась довольно быстро.

Так, в рекомендациях НИИ ВВС КА летчикам строевых частей по ведению воздушного боя с Ju-87 отмечалось, что наиболее уязвимыми местами «юнкерса» являются: экипаж, расширительный бачок, установленный с левой стороны мотора, воздушный радиатор и топливный насос, установленные снизу мотора, непротектированный добавочный маслобак, размещенный сверху мотора, маслобак, установленный за противопожарной перегородкой впереди кабины пилота, а также имеющие большую площадь центропланные и консольные непротектированные бензобаки.

В НИИ ВВС только летом 1943 г. испытывался Ju-87D-3 (W.Nr. 2754), захваченный зимой 1943 г. под Сталинградом. Летные испытания в целом подтвердили оценку самолета как устаревшего, тихоходного, легко уязвимого при атаках истребителей. В то же время отметили заметно улучшенную аэродинамику, увеличенную емкость бензобаков и боевую нагрузку, усиленное оборонительное вооружение, бронирование кабины экипажа и агрегатов винтомоторной группы. Но на основе имевшегося боевого опыта бронирование и оборонительное вооружение Ju-87D было сочтено недостаточным.

Анализ схемы бронирования «лаптежника» показал, что попытка немецких конструкторов обеспечить как можно большую защищенность экипажа пикировщика в задней полусфере успехом все же не увенчалась. Схема бронирования Ju-87 не соответствовала условиям воздушных боев того периода войны.

Бронеплиты, защищавшие летчика и борт-стрелка, в типовых условиях боев «не держали» 20-мм бронебойные снаряды к советской пушке ШВАК, не говоря уже о снарядах к пушке ВЯ-23 и бронебойных 12,7-мм пулях к пулемету УБ. Бронирование экипажа с боков и снизу, а бензобаков, водо- и маслорадиаторов также и сверху, не обеспечивало защиту как от осколков зенитных снарядов, так и крупнокалиберных пуль. Двигатель жидкостного охлаждения вообще не был защищен броней.

А вот бортовое оборудование очень заинтересовало советских специалистов, особенно радиополукомпас EZ-4, новейший высотомер, а также конструкция сирены. Обратили внимание на смотровой люк в полу кабины летчика, упрощающий ввод самолета в пикирование на цель, аналогичный рекомендовали сделать на советских пикирующих бомбардировщиках.

К достоинствам Ju-87 как пикирующего бомбардировщика отнесли тормозные решетки и автомат пикирования, высокий фонарь кабины летчика, обеспечивавший хороший обзор и удобство прицеливания, трапецию для безопасного сброса бомбы на пикировании.

Серьезный интерес вызвала противотанковая модификация «Штуки». Поврежденный огнем зениток и севший в нашем тылу 18 марта 1943 г. Ju87G-1 (серийный номер 1097) с места вынужденной посадки эвакуировать не смогли, но демонтировали 37-мм пушки, которые затем отправили в тыл. Высокая начальная скорость снаряда позволяла вести прицельную стрельбу по танкам на дальностях до 800 м. Недостатками были признаны большой вес пушки с лафетом (473 кг) и значительная отдача при стрельбе. Кроме того, был подробно допрошен попавший в плен пилот этой «Штуки» обер-лейтенант Г. Тренкман. К этому моменту в КБ С. В. Ильюшина уже достаточно давно велись работы над штурмовиком Ил-2 с 37-мм пушками, но, безусловно, появление Ju-87G-1 их ускорило.

В дальнейшем трофеями Красной Армии стало еще немало Ju-87 разных модификаций, но они уже мало интересовали наших специалистов.

Что касается оценки Ju-87 советскими летчикамиистребителями, то среди наших пилотов «лаптежник» не считался серьезным противником. Почти все ведущие асы ВВС КА имеют на своем боевом счету не по одному сбитому пикировщику. Согласно отечественным источникам, наибольшее число сбитых Ju-87 в одном бою на счету у старшего лейтенанта А. К. Горовца, заместителя командира эскадрильи 166-го ИАП. 6 июля 1943 г. на Курской дуге на Ла-5 он в одиночку уничтожил девять пикировщиков, но сам погиб в этом бою.

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге

Конец легенды. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в Сталинградской битве и на Курской Дуге
Конец легенды. Разбитые Ju-87D на аэродроме Херсонес, май 1944 г.

Самая емкая оценка Ju-87 советскими пилотами, пожалуй, дана в «Повести о настоящем человеке» Б. Полевого: «…«лаптежник» стал считаться у советских асов даже не бог весть какой богатой добычей, чем-то вроде глухаря или зайца, не требующих от охотника настоящего мастерства».

Таким образом, созданный как идеальный инструмент ведения «молниеносной войны» Ju-87 оказался не способен достаточно эффективно поддерживать свои войска в условиях войны «традиционной» и затяжной. Кроме того, завоевание ВВС Красной Армии с лета 1943 г. стратегического господства в воздухе привело к тому, что «лаптежники» утратили всякую инициативу действий в воздухе над полем боя и быстро сошли со сцены.

Но справедливости ради отметим, что обладавший весьма посредственными характеристиками самолет достаточно долго был весьма мощным средством воздействия на противника, прежде всего благодаря грамотной тактике его применения и высокому уровню подготовки экипажей.

Статья была опубликована в апрельском номере журнала «Наука и техника» за 2016 год

Источник: naukatehnika.com
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy