Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

0 0

Большинство выдвинутых близко к границе русских баз управляемых аэростатов, расположенных в крепостях, было уничтожено или попало в ходе войны в руки противника. Такая участь постигла Луцкий эллинг, перенесенный во Львов, базы в Брест-Литовске, Ковно и Гродно. Никакого пополнения взамен выбывших из строя дирижаблей воздухоплавательные роты не получали, а на армейских складах к началу войны управляемых аэростатов вообще не имелось.

Начало статьи:

часть 1 — Аэростаты. Деньги на ветер?часть 2 —Боевые аэростаты и дирижабли Российской империи в Первой Мировой

И это еще не все. После захвата противником Сосновицкого трубопрокатного завода, где осуществлялась заправка водородом баллонов, снабжение газом управляемых аэростатов вообще пришло практически к нулю, к этому же следует добавить хроническую нехватку материалов для добывания водорода. Ох, как это все знакомо сегодня и нам!

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Помимо управляемых аэростатов на вооружении русской армии находились наблюдательные станции с неуправляемыми — змейковыми и сигнальными — аэростатами, которые служили средством артиллерийского наблюдения и ближней разведки. К началу войны военное ведомство располагало 46-ю змейковыми аэростатами, приписанными к 11-ти воздухоплавательным ротам, в основном крепостным. Каждая рота имела две-три наблюдательные станции. Станция располагала одним змейковым и одним запасным аэростатами с лебедками для их подъема и спуска, подвижными газодобывающими аппаратами. Численный состав воздухоплавательной роты составлял 60-100 человек. Кроме того, рота имела вспомогательную часть, ведавшую техническим снабжением, и команду связи через телефон.

Командующие фронтами придавали большое значение обеспечению крепостей воздухоплавательными средствами. В некоторых крепостных воздухоплавательных ротах наряду с неуправляемыми базировались и управляемые аэростаты.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Воздушный змей? А почему бы и нет! Для разведки тоже может пригодиться!

Свободные полеты неуправляемых аэростатов в Первую мировую войну, как правило, не практиковались. Аэростат летел по воле ветра, и нельзя было гарантировать спуск в расположении своих войск. Широко стал известен следующий случай. Перед сдачей одной из своих крепостей австрийцы ночью вылетели на воздушном шаре со знаменами, документами и ключами от крепости, но ветер занес их к Бресту, где они после приземления были взяты в плен. То же самое случилось и с русскими воздухоплавателями, вылетевшими из крепости Новогеоргиевск. Воздушный шар ветром доставило в расположение противника, и воздухоплаватели также попали в плен. Трудности полета в зоне артиллерийского огня и действий истребителей противника, а также опасность спуска в условиях фронта заставили отказаться от свободных полетов аэростатов.

С самого начала войны в действующей армии использовался опыт корректирования огня артиллерии с привязных аэростатов, накопленный еще в русско-японскую войну 1904-1905 гг. Самоотверженная боевая работа военных воздухоплавателей принесла российской армии неоценимую пользу, хотя следует указать, что некоторые проигранные сражения русской армии были следствием пренебрежения некоторых пехотных генералов к аэростатам как средству разведки.

Команды змейковых аэростатов привлекались к корректированию огня артиллерии. С первых же дней войны они полностью оправдали возлагаемые на них надежды, а теоретический спор, который велся до войны между Генеральным штабом русской армии и Главным инженерным управлением о применимости и целесообразности змейковых аэростатов на войне, получил свое разрешение. Оказалось, что боевую работу привязного аэростата не смог заменить самолет. За аэростатом остались ближняя разведка, общее отыскание цели и пристрелка. Возникла совместная работа аэростата и самолета по проверке работы одного другим. Аэростат, подолгу держась в воздухе, позволял, в отличие от самолета, более или менее непрерывно наблюдать за полем сражения. Наконец, немаловажное значение имела постоянная телефонная связь из корзины аэростата с артиллерийским командованием, чего в силу несовершенства радиосвязи не имел самолет.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Русский немец “Персеваль”. У немцев тоже отсутствует изящество в аэростатном деле! Видны стропы в носовой части дирижабля

Змейковый аэростат подчас деморализовал противника одним своим присутствием. По свидетельствам участников Первой мировой войны неприятелю «аэростат невольно казался глазом, все видящим, от которого ничто не может скрыться. Следствием этого нередко являлось: артиллерия противника во время нахождения аэростата в воздухе во избежание ее обнаружения не открывала огня, усиленно стреляя лишь в то время, когда аэростат приземлялся для смены наблюдателей; всякое передвижение обозов и войск, расположенных ближе к нашим позициям, днем останавливалось, и таковые передвижения производились под прикрытием ночной темноты, вне наблюдения аэростата».

Обычно наблюдение с аэростата велось с расстояния 7-9 км от батарей противника. В условиях хорошей видимости удавалось обнаруживать батареи противника по блеску выстрелов на расстоянии 12-14 км, после чего велась корректировка огня тяжелой артиллерии по батареям противника. Наблюдатели с аэростата утверждали, что проволочные заграждения можно наблюдать за 10 км, причем при наблюдении во фланг удается иногда сосчитать число рядов кольев; обозы хорошо видны за 10-12 км; на этом же расстоянии различались артиллерийские упряжки движущихся батарей. Привязные аэростаты давали в ряде случаев и пехотным соединениям ценнейшие сведения о передвижениях войск противника.

Успешно действовала 14-я воздухоплавательная рота, с объявлением общей мобилизации в июле 1914 г. выделенная из состава запасного батальона Офицерской воздухоплавательной школы и направленная в распоряжение штаба Ивангородской крепости. Вот какие воспоминания одного из офицеров этого подразделения: «По прибытии в крепость Ивангород одновременно с устройством базы тылового склада в мастерских при нем (в казематах одного из редутов крепости) и обучением состава роты службе воздухоплавателей на войне производились подъемы на аэростате для изучения крепостного района, вероятных позиций противника под крепостью, разведки видимости крепостных сооружений со стороны противника днем и ночью, а также обучение командующего состава роты приемам воздушной разведки и подготовка наблюдателей-артиллеристов.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Привязной аэростат армии Франции

В период с 15 по 23 сентября на роту были возложены обязанности следить за приближающимся к крепости противником и наблюдать за небом днем и ночью, чтобы своевременно обнаруживать самолеты врага. В эти дни аэростат работал непрерывно, несмотря на то, что скорость ветра достигала 18-26 м/с.

Переместившись 27 сентября к деревне Борова, чтобы улучшить условия наблюдения, так как ветер в 20-25 м/с сильно мешал разведке, наблюдатель обнаружил с аэростата присутствие немцев в лесу у деревни Бонковец. Аэростат был обстрелян сильным шрапнельным огнем. Благодаря маневрированию с лебедкой и изменению высоты подъема удалось избежать попаданий в аэростат. По приказанию коменданта крепости подъемы аэростата с 28 сентября по 13 октября вновь производились в районе у полустанка Голомб.

За это время разведка с аэростата обнаружила множество батарей противника и его биваки, а к 5 октября коменданту крепости представили отчетную карточку, на которой была нанесена целая линия неприятельских осадных работ и батарей, замеченных с аэростата по насыпям окопов, блеску от выстрелов, по движению людей, по дыму от костров на биваках.

О месте замеченных батарей немедленно доносили по телефону коменданту крепости и одновременно начальнику группы батарей у разъезда Голомб. Открываемый по указываемому месту артиллерийский огонь корректировался с аэростата. 2 октября, благодаря корректированию стрельбы крепостной артиллерии по осадной батарее противника, громившей железнодорожный мост через Вислу, была сохранена единственная в то время надежная переправа через эту реку. 6 октября с аэростата было обнаружено, что немцы оставляют позиции под крепостью.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Уничтожение немецкого змейкового аэростата русским летчиком. 1915 г

С 9 по 13 октября, когда к крепости подошли австрийские корпуса и под крепостью вновь начался горячий бой, аэростат переместили на левый берег Вислы в Казенецкий лес. Здесь с аэростата была разведана позиция противника по линии деревень Полячно-Грудек-Бердзежа. На северной опушке леса около деревни Бердзежа были обнаружены неприятельские окопы.

Огнем артиллерии, корректировавшейся с аэростата, неприятельские позиции были разрушены. Противник бежал из окопов, не приняв атаки нашей пехоты. Это решило судьбу боя под крепостью.

Следует отметить, что атмосферные условия в эти дни были чрезвычайно неблагоприятны, так как облака шли на очень незначительной высоте, а по земле расстилался туман с дымом от пожаров, что затрудняло наблюдения. Аэростат вынуждены были расположить очень близко к неприятельским позициям, постоянно рискуя попасть под огонь противника. В резерве всегда находился второй аэростат, готовый к действию взамен первого.

Работа привязного аэростата под Ивангородом с 26 сентября по 13 октября 1914 г. была особо отмечена в приказе коменданта крепости, который назвал ее «молодецкой и полезной…».

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Французский летчик атакует немецкий аэростат. 1918 г.

Весной 1916 г. фронт несколько стабилизировался, и в связи с этим активизировалась работа воздухоплавательных частей с привязными аэростатами. Стали выставлять свои змейковые аэростаты и немцы, которые до того они использовали только на Западном фронте. Часто происходили артиллерийские дуэли с участием привязных аэростатов с обеих сторон. Сохранилось официальное описание разведки, произведенной одним из змейковых аэростатов на Северном фронте в районе Двинска.

«16 апреля сего года производились подъемы змейкового аэростата близ дер. Катеневка. Задачей было поставлено отыскание батарей противника и исследование окопов второй линии и всего ближайшего тыла противника. Подъемами руководил командир 12-й воздухоплавательной роты подполковник князь Баратов. Около 19 часов, когда в корзине аэростата находились наблюдатели штабс-капитан Бошенятов и прапорщик Анощенко, противник открыл по аэростату огонь тяжелой артиллерии.

Пристрелка была произведена противником крайне быстро, снаряды рвались в непосредственной близости от лебедки аэростата, вследствие этого командир 12-й воздухоплавательной роты предпринял маневр, уводя из-под огня лебедку с поднятым аэростатом. Вначале лебедка (весом свыше 200 пудов) переносилась нижними чинами, а когда позволили условия местности, в нее впрягли лошадей.

Стрельба, корректируемая, по-видимому, с неприятельского привязного аэростата, велась настолько точно, что по мере увода лебедки место ее стоянки сейчас же засыпалось снарядами. Обстрел продолжался 2 часа, всего противником было выпущено 114 снарядов.

Во время обстрела аэростата, представлявшего собой большую цель (по длине около 12 саженей), за противником велись наблюдения из корзины аэростата. Была точно определена стрелявшая тяжелая батарея; о месте ее, калибре и числе орудий посланы донесения в штаб 23-го армейского корпуса, инспектору артиллерии 29-го армейского корпуса и начальнику тяжелой артиллерии левого берега Двины. В это же время удалось наметить места окопов 2-й линии; произведенные при этом наблюдения являются основой для дальнейших исследований тыла противника.

Благодаря удачному маневрированию лебедки с поднятым аэростатом задача по разведке выполнена без потерь в личном составе, несмотря на явную опасность для жизни как для производивших наблюдения, так и для всего состава,самоотверженно выведшего из-под огня аэростат».

В 1916 г. каждой воздухоплавательной роте были приписаны по две станции, а в конце года третья часть всех рот работала уже с тремя боевыми аэростатами. Часто для наблюдения за стрельбой на аэростате поднимались командиры батарей.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Интересное фото: пулемет на дирижабле

Верховное командование не всегда понимало значения слаженной работы воздухоплавателей и артиллеристов. Воздухоплавательные роты часто перебрасывались из одной армии в другую. Так, одна из рот в течение первого года войны причислялась к 10-ти корпусам. Лишь в начале 1917 г., когда воздухоплавательные части окончательно были приданы стрелковым корпусам, прекратились частые переброски аэростатов. Однако тяжелая артиллерия, имевшая самостоятельное подчинение и часто перемещавшаяся вдоль фронта, не получила постоянно закрепленных за ней аэростатов. Между тем главная задача воздухоплавателей состояла именно в обслуживании стрельбы тяжелой артиллерии. 5-й армейский воздухоотряд под командованием Н.Д. Анощенко работал с группой особо тяжелой артиллерии, в которую входили четыре батареи 12-дюймовых орудий с дальностью огня свыше 20 км. В боях под Двинском летом 1917 г. он прекрасно справлялся со всеми возложенными на него задачами артиллерийской разведки и корректирования стрельбы, за что наблюдатели были отмечены боевыми наградами.

Многочисленные факты свидетельствуют о героизме воздухоплавателей, выполнявших боевые задания под сильным артиллерийским и пулеметным огнем. Их работа сильно осложнилась из-за появления у противника истребителей, имевших на вооружении пулеметы. Для борьбы с ними в местах подъема аэростатов тоже устанавливались пулеметы, а в ряде случаев и зенитные пушки. Наблюдателей вооружали одиннадцатизарядными «Винчестерами». С помощью таких средств в 1916-1917 гг. российскими стрелками были сбиты 15 самолетов противника. В 1916 г. немцы сожгли шесть, в 1917 г. — 48 русских аэростатов, в том числе 41 — в воздухе.

Немецкие летчики часто расстреливали спускавшихся на парашютах воздухоплавателей (так что нацистские летчики оказались славными продолжателями «дела» своих отцов!). Некоторые немецкие летчики специализировались на уничтожении именно змейковых аэростатов. Так, летчик Циммерман, действуя в районе Тарнополя, сбил 15 змейковых аэростатов, корректировавших огонь русской артиллерии. Он обычно атаковал из-за облаков, сверху. При такой тактике наблюдатель аэростата, прикрытый оболочкой шара, не мог стрелять вверх.

Несмотря на то, что русское военное командование вынуждено было установить возле аэростатов дежурство двух самолетов, вооруженных пулеметами, победить Циммермана не удавалось. Прежде, чем истребители взлетали, Циммерман расстреливал аэростат. Тогда был снаряжен специальный змейковый аэростат, в корзину которого положено около 100 кг динамита и посажено чучело наблюдателя. Подрывной капсюль соединили проводником с индукторной машиной, которая приводилась в действие с земного поста. Аэростат был поднят на 1000 м. В 6 ч вечера Циммерман атаковал его. В момент, когда немецкий летчик приблизился на расстояние в 50 м, был приведен в действие индуктор, и шар взорвался. Силою взрывной волны и атакующий самолет, и летчик были уничтожены.

В результате на первую половину 1917 г. для пополнения воздухоплавательных рот требовалось 207 аэростатов.

Большие потери змейковых аэростатов были связаны также и с тем, что в условиях войны количество подготовленных кадров наблюдателей отставало от потребностей фронта. На этом сказывалось то, что для наблюдателей, помимо серьезных специальных знаний, немаловажное значение имела физическая закалка. Работа воздухоплавателя в сильный ветер осложнялась раскачиванием аэростата, что зачастую вызывало у него приступы морской болезни. Стало совершенно ясно, как незаменим для наблюдения за стрельбой артиллерии аэростат. По требованию командиров корпусов аэростаты стали передаваться в ведение командиров артиллерийских дивизионов.

В 1915 г. последовал приказ, согласно которому наблюдательные станции крепостных рот переформировывались в полевые воздухоплавательные роты. В середине года насчитывалось уже не менее 25-ти таких рот. Каждая армия получила 2-3 роты, подчиненные инспектору артиллерии корпуса.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Аэростат Како

В первой половине 1917 г. воздухоплавательные роты были переформированы в армейские и корпусные воздухоплавательные отряды, сведенные в 14 воздухоплавательных дивизионов. На каждом фронте организован воздухоплавательный парк, осуществлявший ремонт материальной части и снабжение воздухоплавательных дивизионов химическими материалами. Для военных воздухоплавателей принята та же организационная структура, что и для авиаторов. В действующей армии было 88 воздухоплавательных отрядов (59 корпусных и 29 армейских), 2 крепостные воздухоплавательные роты (Ревельская и Свеаборгская), каждая с тремя наблюдательными станциями. Всего на вооружении состояло около 200 змейковых аэростатов. Воздухоплавательные части и парки насчитывали 700 офицеров, 28 тыс. солдат. Число воздухоплавательных аппаратов не удовлетворяло потребностей русской армии, отставало как от противника, так и от своих союзников. Во французской армии, например, на каждый километр фронта приходился один аэростат. У союзников станции со змейковыми аэростатами надежно прикрывались огнем зенитной артиллерии и истребительной авиацией.

Русское армейское командование требовало придать каждой пехотной дивизии по одному воздухоплавательному отряду, однако нехватка лебедок и тросов к ним не позволила удовлетворить эти запросы. Большим недостатком былаоторванность фронтовых воздухоплавательных частей от парков. Зачастую химические материалы, горючее, смазочные масла приходилось подвозить к месту боевой работы за 300-500 км. После реорганизации воздухоплавания в начале 1917 г. снабжением и ремонтом стали заниматься управления воздухоплавательных дивизионов. Однако и после этого базы для обслуживания воздухоплавателей на передовой так и не были созданы. Все это, естественно, ухудшало боевую работу привязных аэростатов.

Решающее значение для успешных полетов военных воздухоплавателей имела авиационная техника. В докладной записке, составленной 30 ноября 1915 г. штабс-офицером для поручений при заведующем авиацией и воздухоплаванием в действующей армии, который объехал воздухоплавательные роты «для ознакомления с их деятельностью на фронте, а также с состоянием их специального имущества и соответствием его требованиям войны», говорится, что объем применяемых в России змейковых аэростатов (750 м3 ) недостаточен для подъема двух воздухоплавателей на высоту 800-1000 м. Кроме того, подъемная сила аэростатов значительно уменьшалась от их хранения под открытым небом и воздействия атмосферных осадков.

Конечно же, меры против гигроскопичности оболочек аэростатов пытались приниматься. С этой целью оболочки покрывались снаружи слоем резины с алюминием. Но ничем не защищенный от влаги такелаж утяжелял всю систему. Масса одного только привязного троса составляла 200-220 кг. Никаких мер к предохранению веревок от намокания и гниения не предпринималось, в то время как существовал специальный химический состав, с помощью которого это явление можно было устранить или значительно ослабить. В результате змейковый аэростат лишь в течение первой недели пребывания на фронте поднимал до высоты 600-700 м двух наблюдателей, а затем — уже только одного. Все это затрудняло работу военных воздухоплавателей, особенно при корректировании артиллерийского огня.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Немецкий змейковый аэростат типа AE

В действующей же армии на основе боевого опыта считали «желательным увеличить емкость змейкового аэростата до 850 кубических метров, что дало бы возможность первые 7-12 дней работы двум воздухоплавателям подниматься до 800- 1000 метров, а затем — до 600-800 метров». Но такое предложение не нашло поддержки со стороны воздухоплавательного отдела ГВТУ. Отказ мотивировали тем, что, увеличивая емкость оболочки, надо повышать расход химических материалов для добывания газа, в которых ощущалась крайняя нужда. Военное ведомство ограничивало количество водорода, предназначенного на год для одной наблюдательной станции, 4 тыс. м3 . Наполненный аэростат, ежедневно дополняемый 50 м3 газа, мог работать около месяца. Это ухудшало условия работы воздухоплавателей по сравнению с противником. Однако, несмотря на все трудности, логика войны заставила увеличить объем змейкового аэростата системы «Парсеваль» с 750 до 850, а в начале 1917 г. — до 1000 м3 . Осенью 1917 г. во Франции было куплено несколько аэростатов системы «Како», способных вести работу при скорости ветра до 25 м/с и подниматься выше других. Но незначительное количество этих аэростатов не могло изменить общего положения в привязном воздухоплавании.

Техническое обеспечение аэростатов тоже испытывало значительные трудности.

В 1914 г. воздухоплавательные части насчитывали всего 37 моторных лебедок. Опыт войны показал, что в течение года выходили из строя все 100 % лебедок. На вооружении состояли главным образом лебедки на конном ходу, выпускавшиеся заводом «Дюфлон». Они имели существенные недостатки. Лебедка массой около 1,5 т имела плохую проходимость и очень слабый двигатель (около 30 л.с.), который не в состоянии был во время сильного ветра «выбирать» аэростат к земле. Наибольшая скорость выбирания троса составляла около 100 м/ мин, длина троса диаметром 7,5 и 9 мм колебалась от 1100 до 1400 м. Висевший в воздухе аэростат приходилось снижать с помощью так называемого «бегучего блока», подаваемого на трос и соединенного с тремя группами веревочных оттяжек с лямками. В них впрягались 45 солдат, притягивавших своим движением вперед конец троса и аэростат к земле. Двигатель лебедки имел плохое охлаждение и неудачное устройство хобота, вследствие чего часто выходил из строя вал распределителя или барабана. Постоянные поломки зубчатых колес и соединительных муфт распределительного механизма тормозили работу военных воздухоплавателей. Технические недостатки лебедок можно было устранить, но серьезных мер в этом направлении не принималось.

Мало было лебедок на автомобильном ходу — число их не покрывало и половины потребности армии. В 1917 г. конные лебедки были заменены более совершенными лебедками Адмиралтейского судостроительного завода. Они были смонтированы на шасси полуторатонного грузового автомобиля «Уайт» и снабжены двигателем мощностью 40-45 л.с., позволявшим снижать аэростат с вертикальной скоростью до 4,5 м/с. Это имело большое значение для маневрирования поднятого аэростата при налете на него вражеских самолетов. В то же время на Западе для спуска и запуска привязных аэростатов применялись более совершенные и мощные лебедки. Например, во Франции использовались двухмоторные (70 л.с. каждый двигатель) автолебедки Сакканея. В Германии лебедки с двигателями 80-100 л.с. позволяли снижать аэростат с вертикальной скоростью до 8 м/с, что позволяло ему при тогдашнихскоростях полета самолета уходить на безопасную высоту над землей до приближения к нему воздушного противника. В конце войны у немцев появились бронированные лебедки с повышенной проходимостью.

Плачевным было положение в России с газодобывательными аппаратами. Аппараты на автомобильном ходу вообще не производились. Накануне войны во Франции были закуплены полевые силиколевые (здесь — порошок, сплав 90% кремния с небольшой примесью железа и др. элементами, Si + 2NaOH + H2 0 → Na2 SiO3 +2H2 ) газодобывающие аппараты «Оксилит». Способ добывания газа — щелочнокремниевый: из силиколя, едкого натра и воды. Производительность — до 300 м3 /ч. Применялись два типа таких аппаратов: на конном и на автомобильном ходу.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Офицеры и обслуга немецкого аэростата наблюдения. 1914 г

Каждый из них обслуживало 10-15 человек. Для получения 1000 м3 водорода требовалось израсходовать 800 кг силиколя и не менее 1600 кг едкого натра. Аппараты, весьма громоздкие и тяжелые, при эксплуатации выделяли огромное количество продуктов сгорания, что демаскировало воздухоплавателей.

Основным типом газодобывающих аппаратов являлись щелочно-алюминиевые, строившиеся в России. Они действовали на основе реакции алюминия с раствором едкого натра. Для получения 1000 м3 водорода расходовалось 2400 кг едкого натра и 960 кг алюминия. Аппарат размещался на восьми двуколках, разделенных на два отделения по четыре двуколки. В каждом отделении имелось два генератора, холодильник и насос. Обслуживало отделение до 30 человек личного состава. В течение часа отделение было способно дать 100 м3 водорода.

В России щелочно-алюминиевые аппараты изготовлялись только на одном заводе. Специального предприятия, способного добывать для военных нужд водород электролитическим способом, в стране не существовало. В 1914 г. воздухоплавательные части насчитывали 14 щелочных и 8 кислотных аппаратов. Между тем годовая потребность составляла около 100 аппаратов.

Тяжелое состояние в снабжении армии водородом объяснялось тем, что основные химические материалы для газодобычи (силиколь и алюминий) приходилось ввозить из-за границы. На полтора года войны требовалось 3500 т силиколя, 13625 т алюминия и 70000 т едкого натра. В условиях войны завезти такое количество химических материалов было нелегко. Особенно плохо было с алюминием, ведь только годовая потребность в нем в мирное время составляла около 100 т. Вначале воздухоплавательный отдел считал достаточным количеством для одного года войны 150 т алюминия. Однако в ходе войны эта цифра увеличилась более чем в два раза.

Выходом из создавшегося положения было предложение, разработанное штабс-капитаном Яблонским из Офицерской воздухоплавательной школы, добывать водород из активного порошкообразного алюминия (обработка ртутью), заключенного в барабаны: при опускании в воду такого алюминия начинается бурное выделение водорода. Опыты показали возможность в течение одного часа получить из четырех пудов активного алюминия 75 м3 водорода.

Российские управляемые и неуправляемые аэростаты на Западном фронте

Процесс заправки аэростата у французов. Снимок красноречив. Без комментариев…

Начальник школы утверждал, что введение в практику активного алюминия уменьшит количество химических материалов на 1000 м3 водорода с 240 пудов до 60 (в 3-4 раза), поэтому испытанный способ штабс-капитана Яблонского имеет полное предпочтение обычному щелочному и может быть применен теперь же на театре военных действий. В 1916 г. военное ведомство решило оборудовать специальный завод для получения водорода методом Яблонского, но трагическая смерть изобретателя приостановила эти работы. Газ продолжали добывать старым способом. Военное ведомство не сумело разрешить проблему снабжения воздухоплавательных рот газом, хотя этим способом водород добывался на содовых заводах в Славянске и Волковой деревне в Петербурге. Можно было использовать для наполнения аэростатов гелий, но прогрессивные направления в технике воздухоплавания не встретили понимания и поддержки в высших военных кругах России.

Фронтовым воздухоплавательным частям требовались также многие вспомогательные предметы снабжения — палатки, ангары, тросы, едкий натр, резиновые оболочки, прокатанный алюминий. Для удовлетворения этих потребностей были привлечены частные заводы. Предприятия Кебке в Петрограде и Шишкина в Киеве поставляли палатки, «Треугольник» — резиновые оболочки, Розенкранц и Франко-русский завод — прокат алюминия и медные трубы, Ижорский завод и завод Северного общества — цельнотянутые стальные трубы. Но производство этих частных предприятий не покрывало потребностей фронта.

В июне 1915 г. инженер В.В. Кузнецов, известный своиминаучными работами в Кучинском аэродинамическом институте и Павловской аэрологической обсерватории, представил военному ведомству подробно разработанное описание устройства для автоматического сбрасывания снарядов с аэростатов. Изобретатель считал возможным сбрасывать их с таким расчетом, чтобы они ложились «приблизительно в заранее намеченных пунктах в зависимости от направления и скорости ветра, дующего на разных высотах в данный момент». С этой целью он предлагал перед запуском аэростата со снарядами с помощью шара определить скорость и направление воздушных течений.

Подробно описывая способы таких определений, В.В. Кузнецов утверждал, что исследования атмосферы до 4000 м можно сделать за 20-25 мин. Затем следует пускать резиновый шар большего размера со снарядом, который через определенный промежуток времени оторвется от шара с помощью автоматического приспособления. Определяя по длине окружности шара его вертикальную скорость, момент отрыва снаряда от шара следует рассчитывать так, чтобы снаряд упал на определенном расстоянии. Изобретатель высчитал, что для снаряда массой 4 кг нужно изготовить оболочку массой 1,2 кг с объемом водорода в 6,5 м3 . Стоимость такого шара исчислялась в 30 руб.

Сама по себе идея использовать воздушные шары для сбрасывания снарядов была не нова. Такие шары применялись еще в период гражданской войны в Америке. Прицельного бомбометания таким способом достичь нельзя, можно бомбить только большие объекты. Масса доставляемых воздушным шаром снарядов весьма ограничена. Кроме того, преобладающими на западной границе Российской империи являлись западные ветры. Все это серьезно затрудняло бомбардировку по способу Кузнецова и послужило причиной отклонения его предложения. Во время войны такие аэростаты для бомбардировочных целей не применялись.

Статья была опубликована в сентябрьском номере журнала «Наука и техника» за 2009 год

Источник: naukatehnika.com
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy