Попытка нанести обезглавливающий первый удар, после которого не будет связи и некому будет ответить — сорвётся!

0 0

Если бы у наших экономистов была хоть капелька мозгов, они бы понимали, что расходы на армию всегда на порядок и даже несколько порядков ниже, чем расходы на войну! Слава богу, что их не очень-то спрашивают, а то была уже одна страна, которая сделала ставка на «мирную экономику»: Владимир Владимирович напомнил как-то главе Казахстана про судьбу Ирака:

Пишет Влад Серов

Глядя на то, как яростно мечется угасающий на глазах гегемон, ища кого бы ему сожрать, чтобы протянуть ещё хоть несколько лет, становится предельно ясно, что Россию хранит только ядерное оружие! Впрочем… не совсем так.

Не только оружие, но и уверенность Запада в том, что война, если она не дай бог случится, всё же не разорит Россию, не обанкротит, что Россия потянет войну не только оружием и обученной армией, но и экономикой, и сплочённостью нации с готовностью противостоять врагу. И главное — что России хватит решимости это оружие применить! А не сдаться добровольно, как это сделали наши вожди в 91-ом году, добровольно принесшие страну в жертву интересам Запада!

Не даром Путин говорил уже несколько раз: и про то, что «зачем нам нужен такой мир, в котором не будет России», после чего наши либеральчики волками взвыли: глава государства осмелился угрожать их хозяину! Ведь они — это оккупационная администрация, которая от лица американской империи «присматривает», чтобы в России всё делалось в интересах гегемона, а не народа России! Если гегемон вдруг станет бессилен, если его перестанут бояться — то рухнет основа их власти, их тоже перестанут бояться! Ведь кто прикрывает всех этих Чубайсов, Навальных, на благо кого они работают?

Они же боятся за себя! Если внешняя оккупация рухнет, если заморская метрополия потеряет власть над Россией как над своей колонией — то кончится коммунизм в отдельно взятой личной квартире Чубайса, Кудрина и прочих т. н. «либералов», а на самом деле — людей, которые работают как полицаи на оккупированной территории, присягнувшие вторгшемуся на нашу территорию врагу! А что бывает с полицаями, когда врага изгоняют — всем известно! Вот они и трудятся, чтобы оккупация России была ВЕЧНОЙ!

И когда президент России говорит Западу, что может его уничтожить — им становится безумно страшно! Когда Путин говорит, что «мы попадём на небеса, а они там — просто сдохнут» — либералы понимают, что их власть — под угрозой. И начинают сходить с ума. Но Западу не хочется воевать, в ядерной войне слишком многое потерять можно! Им хотелось бы иметь такое преимущество, чтобы Россия сразу сдалась. А преимущество в войне могут давать самые разные вещи.

Казалось бы, зачем нужны «самолёты судного дня»? Гражданам об этом и подумать страшно. Какие могут быть планы, какая вообще может быть жизнь, если началась ядерная война? Это же конец света! И ошибаются.

Страна, которая так относится к угрозе — это самый лакомый кусок! Ей так страшно, она так боится даже подумать об этом, что просто не может быть готова пережить эту угрозу — и сама это знает! Ей можно пригрозить — и она просто сдастся!

Нееет, дело не только в ядерных ракетах, но и в готовности драться до победы, до конца, даже в том случае, если однажды эти ракеты полетят — и только в этом случае, как ни парадоксально, им не понадобится лететь никогда.

Это в США их называют «самолёты судного дня», и поэтому мы, в России, до сих пор живы. Запад нас ненавидит до такой степени лишь потому, что боится, и их ненависть — это мера их страха перед нами. И они НЕ нападают на Россию лишь до тех пор, пока боятся нашего ответного удара.

В России мы называет такие самолёты «воздушными командными пунктами», а в Америке они их называют «самолётами судного дня». И эта разница — отлично объясняет главную причину, почему недавно мы отмечали 75-летие мирной жизни без их вторжений! Потому что расклад сил таков: ответ России — это «судный день» для США. Вот, как они оценивают нашу силу, и они… правы!

Зачастую не понимают про такие машины главное: считают, что там будет находиться глава государства в случае массированной атаки, когда на земле не останется безопасных мест… Что же, эти самолёты действительно предназначены быть командными пунктами на случай самой крайней опасности, на случай, если будут выведены из строя все штатные наземные системы связи и управления. Борт таких машин — это оборудованный по последнему слову техники командный пункт, который может поддерживать связь и отдавать приказы даже в том случае, если вся остальная связь будет выведена из строя.

Недавно в России позаботились о модернизации таких самолётов: вместо нынешних машин на базе модернизированных Ил-80 и Ил-82 будут выпущены новые, уже на базе Ил-96-400М. Это — прозрачный намёк для США на тему того, что готовность России и отражать ядерную угрозу, и применять в ответ своё оружие — абсолютно полная, что в Москве никто не шутит, и попытка на нас напасть будет стоит для агрессора предельно дорого, а точнее — неприемлемо дорого, они только такой язык понимают.

Кстати, разговор во множественном числе тут не случаен: таких самолётов действительно выпустят несколько. Более того, их и сейчас — тоже несколько! И тут может показаться странным: как так? Президент же у нас вроде один?

Но на самом деле — президент тут, честно говоря, не при чём. Это — слегка преувеличенные спекуляции и предположения. Действительно, в случае необходимости — президент МОЖЕТ там находиться. И всё подготовлено именно таким образом, чтобы оттуда он мог осуществлять полноценное командование. Но, честно говоря… он может там и не находиться.

Наверное, не будет таким уж огромным сюрпризом услышать, что НИКТО не знает точно, ГДЕ должен находиться президент в таком случае согласно протоколу. Это — слишком большая тайна, её никому знать не положено. Слишком велик соблазн первым же ударом — лишить страну высшего руководства.

Любые рассуждения о том, что президент будет в воздухе, на боту такого вот летающего командного пункта — это всегда предположения, версии. Все, кто об этом говорят, не могут знать этого точно, а кто знает точно — в жизни не скажет.

Всё намного проще: вместо президента там могут находиться и другие уполномоченные руководители или военачальники. И самолёт такой не один, и страна у нас большая, и армия — тоже, так что с одной машины этим всем и невозможно управлять. Поднимется президент на борт, или нет, на какой именно самолёт, или он назначит командовать других — всё это высшая военная тайна. Важно другое: что самолёты такие есть, что команды с них отдаваться точно будут, и до исполнителей — эти команды дойдут.

Достаточно сказать, например, что в хвостовой части таких воздушных командных пунктов находится проволочная антенна сверхнизкочастотной спецсвязи со стабилизирующим конусом на конце. Она нужна для того, чтобы отдавать приказы нашим атомным подводным ракетоносцам. Антенна эта интересная, она небольшая такая — всего лишь 5 километров в длину. Это не оговорка, всё правильно: 5 километров в длину. По отдельным сведениям — до 8 километров, даже это точно никому не известно. Самолёт сбавляет скорость, барабан разматывается, и антенна повисает почти вертикально. Если кого волнует, на какой же высоте должен быть самолёт, чтобы 5-ти (и уж тем более 8-ми) -километровая антенна не волочилась по земле, то известно, что порог высоты таких самолётов — 12 тысяч метров. А сигнал с подобной антенны способен пробивать даже толщу солёной морской воды.

Правда… Возникает вопрос, что Ил-96, да ещё с такими прибамбасами — едва ли самая незаметная на белом свете мишень, и уж тем более — самая неуязвимая. Его же, наверное, можно сбить?..

Разумеется. Ещё как можно. Чудес на свете не бывает, и если огромный Ил-96 останется без достаточной охраны, его, конечно, можно будет сбить. Вот только… А какой именно? Как и было сказано — их несколько, и летать они будут в самых разных частях нашей большой страны. Да и президента, как мы говорили, может не быть на борту. А свою главную задачу — передать приказ в подземные ракетные шахты, в ядерные подводные лодки, и стратегическим ракетоносцам с ядерным оружием в небе — это они смогут. И попытка нанести обезглавливающий первый удар, после которого не будет связи и некому будет ответить — сорвётся. Связь всегда будет. И всегда кто-то ответит. И Америка правильно знает, что для неё наш ответ — это и правда будет «судный день».

По материалам: inforuss.info
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy