Аргентинские данные указали на высокую эффективность даже одной дозы «Спутника»

0 0

Власти Аргентины подвели итоги вакцинации сорока тысяч пожилых людей только одной дозой «Спутника». У них получилось, что его эффективности заметно выше, чем у одной дозы любой другой аденовирусной вакцины против коронавируса, известной в мире на сегодня — включая однокомпонентную американскую Jonson & Jonson. Это действительно необычный результат: если AstraZeneca в своем препарате использовала аденовирус шимпанзе, то Johnson & Johnson — тот же тип аденовируса, что и в первом уколе «Спутника».

Медсестра из Буэнос-Айреса / ©Mariano Gabriel Sánchez – Agencia Anadolu

Власти Аргентины начали вакцинацию «Спутником» еще в декабре 2020 года, причем до получения значительного количества второй дозы вакцины. Поэтому заметная часть населения этой страны, получив первую дозу российской вакцины, ждали вторую гораздо дольше положенных трех недель (таков рекомендованный перерыв между первым и вторым уколами). Чтобы понять, насколько обоснованным было это решение, аргентинцы провели наблюдательное исследование для выяснения эффективности такого первого укола.

Всего в исследовании учитывали данные 186 581 человека в возрасте от 60 до 79 лет, из которых 40 387 получили один укол «Спутника», а остальные — нет. Люди более старших возрастов включены не были, поскольку наблюдения вели только за жителями Буэнос-Айреса. Пожилым людям старше 79 лет оба укола делали в первую очередь. Кроме того, в отличии от России, местное население менее поражено антивакцинаторскими настроениями. Из-за этих двух факторов среди людей 80 лет и старше непривитых там было слишком мало, чтобы набрать достоверную статистику.

Наблюдения за вероятностью заболеть коронавирусом вели, начиная с 21-го дня от первого укола. Оказалось, что такая вероятность после 21-х суток у получивших первый компонент «Спутника» на 78,6% ниже, чем у непривитых. Число госпитализированных из-за ковида среди «полупривитых» упало на 87,6%, а число умерших — на 84,7%. Эти цифры заметно хуже, чем в исследовании разработчиков вакцины, вышедшем в Lancet, где проверялась эффективность двух уколов — но тоже начиная с 21-х суток от первого укола. В том исследовании защита достигла 91,4%, а частота госпитализаций и смертей от коронавируса была равна нулю. Из этого ясно, что вторая доза, как и ожидалась, серьезно повышает эффективность вакцинации.

Тем не менее, Аргентина рассматривает и эффективность первой дозы как значительный успех. Дело в том, что остальные доступные ей двухдозные вакцины — AstraZeneca, ее индийский вариант и китайская цельновирионная — дают либо примерно такую же защиту (китайская), либо чуть худшую (AstraZeneca). Только после двух уколов, а не одного.

Исследование аргентинцев обращает на себя внимание тем, что полученные в нем цифры необычно высоки. Аденовирусная вакцина Johnson & Johnson тоже основана на аденовируса 26-го серотипа — как и первый укол «Спутника». Однако при ее испытаниях защита от коронавируса была равна только 66% — и лишь там, где не был распространен южноафриканский штамм, достигала 72%. Следует отметить, что защиту от Jonson & Jonson считали, только начиная в 28-х суток после первого укола, а не с 21-х, как у «Спутника». Это должно несколько завышать ее эффективность, поскольку максимум связывающих коронавирус антител в организме привитого подобными вакцинами наступает не через 21 сутки после первого укола, а позже. Кроме того, у пожилых людей иммунный ответ в норме ниже, чем у молодых. В аргентинском исследовании первую дозу «Спутника» раздавали только пожилым, а в клинических испытаниях Jonson & Jonson — и более молодым людям. Иными словами, реальный разрыв в эффективности этих двух вакцин еще серьезнее, чем кажется из сравнения соответствующих процентов.

Аргентинские данные указали на высокую эффективность даже одной дозы «Спутника»
Разгрузка российской вакцины в аргентинском аэропорту / ©Ministerio de Salud de Argentina

На сегодня не вполне ясно, от чего зависит разная эффективность аденовирусных вакцин. В случае AstraZeneca меньшая защита (67%) может объясняться тем, что ее создатели использовали вектор на основе аденовируса шимпанзе. Не исключено, что он эволюционно недостаточно оптимизирован для распространения в клетках человека. В случае Johnson & Johnson вектор — тот же аденовирус 26-го типа, что и у первой дозы «Спутника». При попадании в организм все аденовирусные вакцины от коронавируса запускают синтез S-белка, покрывающего коронавирус.

Почему при этом у Jonson & Jonson и «Спутника» разные результаты? Возможной причиной может быть разное количество аденовирусов в них. У Jonson & Jonson их 50 миллиардов единиц (как и у AstraZeneca), а в каждой дозе «Спутника» — по 100 миллиардов. Выбор числа вирусов-векторов в дозе — очень сложная задача. Создатели должны выбирать между большим количеством аденовирусов (и чуть более высокой вероятностью нежелательных явлений) и между меньшим их количеством, чреватым слишком слабым иммунным ответом. По всей видимости, разработчики «Спутника» подобрали дозу более обосновано, чем разработчики из других стран. Несмотря на это, по данным, доступным из той же Аргентины, после российской вакцины не возникает тромбозов на фоне тромбоцитопении, известных как после AstraZeneca, так и после Johnson & Johnson.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.

Источник: naked-science.ru
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy