Проиграем эту войну и погибнем: Никита Михалков о попытке уничтожить Россию

0 0

После довольно продолжительного перерыва режиссёр Никита Михалков записал новый выпуск программы «Бесогон» под интригующим названием «Кто не слеп, тот видит». Все интриги развеял сам автор, показав серьёзные проблемы нашего общества – всё то, что происходит за дверью в Зазеркалье. Проиграем эту войну и погибнем, дал понять Никита Михалков.

Почти за два месяца молчания «Бесогона» произошло многое, важных и «горячих» тем накопилось немало. Среди них и великий День Победы, и масштабный парад, ему посвящённый, – это, конечно, события радостные и праздничные.

Но были и очень печальные, такие как трагедия, произошедшая в Казани, где бывший выпускник пришёл в свою школу с ружьём и устроил кровавую бойню. Жертвами 19-летнего Ильназа Галявиева стали семь школьников и двое учителей, пытавшихся защитить детей. В больницах оказались ещё около трёх десятков пострадавших. Случился этот кошмар в первый учебный день после продолжительных майских каникул.

Убийца, завершив своё кровавое «дело», не покончил с собой, хотя планировал это сделать. Решив сохранить себе жизнь, он встал на колени и сдался властям. В содеянном Ильназ не раскаялся, виновным по «собственному закону» себя не признал. На первом же допросе спокойно заявил – «надеялся, что убил всех, в кого стрелял», а то, что остались раненые, – так это только потому, что «не убедился, что они мертвы».

Эта трагедия сразу всколыхнула наше общество, породив множество версий о причинах случившегося. Как водится, мнения людей довольно быстро разошлись к разным полюсам. Одни требовали снятия моратория на смертную казнь для таких преступников, другие говорили о том, что необходимо ужесточить лицензионно-разрешительную систему, третьи считали, что убийца действовал не самостоятельно, а под чьим-то влиянием, что у него были инструкторы из Даркнета, которые и убедили совершить массовое убийство.

И рядом со всеми этими версиями звучали вовсе абсурдно-конспирологические утверждения. Вот, к примеру, что вещал тогда, «по свежему», блогер Камикадзе: «Мои теории о причинах случившегося в Казани всё больше подтверждаются, и у меня уже нет никаких сомнений, что вчерашняя стрельба в Казани была организована силовиками, а крайним был выставлен этот Ильназ с промытыми мозгами».

Никита Михалков даже не сразу смог подобрать слова, чтобы охарактеризовать подобный комментарий:

Вы осознаёте… мерзость этого – «убийство специально совершили росгвардейцы, а этого парня сделали крайним»? История начинает обрастать мифологией, домыслами, фантазиями. Но мне не хочется говорить только об этом событии, как событии. Мне кажется, что вопрос здесь намного шире. Вопрос заключается в причинно-следственных связях, как одно вытекает из другого. Почему так происходит.

Детей воспитывает даже не улица, а интернет

Многие после этой трагедии стали говорить о том, что надо бы увеличить возраст для получения оружия с 18 до 21 года. Можно было бы предположить, что в 21 год Ильназ вдруг стал бы другим и что-то изменилось бы в его мозгу или в сердце? Таких гарантий никто дать не может, уверен Михалков. Воспитывать парня надо было раньше.

Вот, например, что по этому поводу думает адвокат Павел Астахов:

Проблемы нашей школы начались раньше, с того момента, как недальновидные чиновники, руководившие этим направлением, постановили изгнать из школьного процесса воспитание, освободив классных руководителей от этой обязанности, оставив всё на откуп семье и улице. Но только сегодня не улица воспитывает детей. И даже не семья. А интернет.

У каждого школьника сегодня есть свой гаджет, продолжил Астахов. И понимаем ли мы, что наши дети, сталкиваясь с проблемами, трудностями или негативным отношением, обращаются с вопросами и за защитой не к родителями или учителям, а к соцсетям, блогерам, стримерам. Они помощь и защиту ищут в интернете, подчеркнул адвокат. А на самом деле попадают в следующую ловушку.

Ненадолго отвлечёмся от «Бесогона». Хотелось бы напомнить, что о проблемах воспитания говорили эксперты и в эфире Царьграда. В программе «Интервью» руководитель Центра кризисной психологии Михаил Хасьминский отметил, что люди чаще всего совершают поступки, отвечающие их мировоззрению. А наши школы уже давно, к сожалению, не формируют мировоззренческих конструкций:

Идеология отсутствует, и сегодня мы даже не знаем, куда ведём наших детей, какие цели ставим перед ними. Вот в чём проблема.

Вернёмся к программе Никиты Михалкова. Режиссёр уверен, что так или иначе, но нам приходится возвращаться к старой теме образования и воспитания. По его словам, из нашего обихода практически исчезло само слово «воспитание», а образование в его нынешнем виде во многом способствует тому, что подобные трагедии будут и дальше происходить.

Смерть форматов? Нет, это смерть образования

Тему образования «как оно есть» Никита Михалков неоднократно поднимал в «Бесогоне». Ровно год назад в выпуске под названием «Над пропастью во лжи» режиссёр рассказал нам о проекте «Форсайт образования — 2030». С каждым кадром того выпуска раскрывались «врата ада», в который хотят завести либеральные реформаторы через глобальную цифровизацию, окончательно превратив образование в «сферу услуг» по выращиванию будущих поколений с «набором компетенций» вместо полноценных знаний.

К примеру, в разделе «Смерть форматов» говорится о том, что к 2025 году должен исчезнуть диплом об образовании и авторский учебник, а ещё через 20 лет предполагается «убить» общеобразовательные школы, тексты (книги и статьи) как «доминирующую форму знаниевой коммуникации». Ещё раньше должен будет исчезнуть учитель, его заменит «искусственный интеллект в роли наставника».

Михалков говорил о страшном, а его в ответ обвиняли в ретроградстве и склонности к «махровой конспирологии». И мало кто услышал предупреждение о том, к каким последствиям приведёт подобная бездушная «реформа».

Может быть, не хотят слышать. Может быть, не могут услышать, – предположил Никита Михалков. – Но это же очень ясные и простые вещи. Ну неужели мы не понимаем, какого человека увидим в результате этого воспитания? Кем он будет, каким он будет? Самая важная, самая главная заинтересованность – она только у родителей. А что, вы думаете, родители молчат? Нет. Нет! Они вопиют. Они высказывают свою точку зрения. А кто их слышит? Кто их понимает? Кто пытается их услышать и понять?

Эпидемия цифрового аутизма

Режиссёр напомнил о скандальном – в буквальном смысле – заседании комитета по информационной политике и информационным технологиям, проходившем в Госдуме в конце мая. Принимавшая участие в этом мероприятии кандидат юридических наук, член экспертно-консультативного совета по вопросам семейного права Совета Федерации Анна Швабауэр попыталась донести до министров и депутатов позицию родительского сообщества о неприемлемости навязывания цифровизации, но услышала в ответ, что у государства нет денег на обеспечение сельских школ учителями, а на цифровизацию деньги есть.

Анне пришлось читать свой доклад в очень неприятной обстановке, она торопилась сказать самое главное, чувствуя при этом, что слушать её не желают, отметил Никита Михалков.

И ведь это было действительно так. К слову, сама госпожа Швабауэр в эфире Царьграда так прокомментировала этот момент:

Меня не совсем услышали и не хотели услышать. Как вы видели, министр посмеивался, когда я озвучивала научные данные. Появилась такая тревога: почему в правительстве смеются над научными данными? Мы требуем от наших властей, чтобы с нами обсуждали то, как надо обучать наших детей. У нас по закону преимущественное право на воспитание и обучение наших детей. Но почему-то с нами совершенно не советуются, когда в школы внедряют цифровизацию.

Можно предположить, что в словах Анны Швабауэр мы видим просто эмоции обеспокоенного родителя. Но это не так. О том, что цифровизация и гаджеты подталкивают нас к всеобщей дебилизации, говорил и врач-психотерапевт Андрей Курпатов.

К примеру, на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2020 году он рассказал о влиянии избыточного цифрового потребления, применив при этом жёсткую формулировку «эпидемия цифрового аутизма»:

Это такое состояние, когда молодые люди не могут поддерживать длительный психологический контакт друг с другом. Они не интересуются внутренним миром другого человека, другие люди стали для них заменяемыми, потому что они не видят ценности каждого из них в отдельности. Мы переживаем, по сути дела, не только разделение мира на богатых и бедных, но и на умных и глупых.

И что? Кто-то услышал это предупреждение? Да никто! Цифровизация продвигается дальше и глубже.

Конечно, продолжил Михалков, нам сейчас опять скажут: вы против цифры, против искусственного интеллекта: «Да не так это вовсе, не так. Мы против зависимости от цифры. Мы против зависимости от искусственного интеллекта», — воскликнул режиссёр.

Искусственный интеллект не должен заменить душу народа, его культуру, его человеческое индивидуальное, Богом созданное. И именно против этого человеческого внутри каждого из нас и идёт сейчас борьба не на жизнь, а на смерть, — уверен Михалков. — И вот эту войну мы пока ведь проигрываем.

Учебники пишут, как будто не про нас

И тут автор «Бесогона» подводит зрителей к ещё одной важнейшей теме об учебниках истории, которые выпускаются в нашей стране под крылом Министерства образования. В этой сфере всё настолько печально, что даже президенту Владимиру Путину пришлось 21 апреля прокомментировать тему в послании Федеральному Собранию. И это была одна из самых эмоциональных частей его выступления:

До сих пор ещё, знаете ли, открываю некоторые учебники. С удивлением смотрю, что там написано. Как будто не про нас. Кто пишет, кто пропускает?! Удивительно. Всё что угодно там написано. И о втором фронте… только про Сталинградскую битву ничего не сказано. Даже не хочу комментировать.

Это действительно очень серьёзная проблема, о которой говорится не первый год. Но воз, как говорится, и ныне там. Никита Михалков напомнил об одном из выпусков «Бесогона» 2016 года, в котором автор говорил об учебниках, воспитывающих ненависть к собственной стране и преклонение к другим странам, несложно догадаться к каким.

В выпуске шла речь и о том, как должна выглядеть, по мысли миллиардера-филантропа Джорджа Сороса, «трансформация гуманитарных дисциплин». Под лозунгом «борьбы с коммунистической идеологией», из учебников истории полностью должны быть удалены сведения о Курской и Сталинградской битвах.

И такие пособия ещё существуют. Достаточно вспомнить громкий скандал, разыгравшийся вокруг учебника Олега Волобуева «История России и мира» для 11-го класса, в котором автор, кроме всего прочего, утверждал, что в Киеве в 2014 году «произошла революция, а не государственный переворот». Сталинградской же битве посвящена всего одна строчка. Между тем пособие было согласовано в Министерстве просвещения и даже получило его рекомендацию.

А потом мы удивляемся выросшему на всем этом поколению потребителей TikTok, которые историю не знают, а о Великой Отечественной войне только слышали, и то в лучшем случае. Для них Холокост – это название каких-то духов, а монумент «Родина-мать» находится почему-то в Ростове-на-Дону, а может, даже в Германии.

Если в школах реформаторы готовы довести детей до «цифрового аутизма», то в высшем образовании существуют другие проблемы. И тут снова торчат уши благодетеля Сороса.

Как и как продвигает в России либеральные «ценности»

Американский филантроп, выступая на форуме в Давосе в 2020 году, сообщил о «самом важном проекте» его жизни – о создании сети университетов «Открытого общества»*. Ради продвижения либеральных ценностей и свободных обществ Джордж Сорос выделил миллиард долларов.

Как мы помним, в конце февраля текущего года глава Счётной палаты Алексей Кудрин заявил, что существующая в России система образования плоха, поэтому её надо сломать и построить новую. Но не думайте, что Кудрин печётся о возвращении классики русского образования, ничуть не бывало, его вектор – твёрдо либеральный. Он считает, что России необходимы «программы Liberal Arts and Science, или, как мы их называем, свободных искусств и наук».

С этой целью он решил вывести факультет свободных искусств и наук из состава СПбГУ и создать отдельный университет свободных искусств. А назвать новое образовательное учреждение Кудрин планирует просто «Смольный».

Какая здесь связь, спросил Никита Михалков. А связь есть, и она довольно хорошо прослеживается. Факультет свободных искусств появился как результат реализации общей идеи Бард-колледжа (США) и Санкт-Петербургского государственного университета, возникшей в 1996 году. У истоков стоял Леон Ботстайн – давний и близкий друг Джорджа Сороса, структуры которого «Открытое общество» и «Содействие» в 2015 году были признаны Генпрокуратурой России нежелательными организациями, угрожающими конституционному строю нашей страны.

Никита Михалков в связи с этим приводит цитату из эссе журналиста Романа Носикова:

Иными словами, питерский проект курирует человек, чьё учебное заведение в США живёт на миллионы Сороса. И, конечно, подобные связи не могли не отразиться на педагогическом составе свободного факультета, будущего «свободного вуза».

Носиков предлагает поближе познакомиться с педагогическим составом кудринского факультета.

К примеру, старший преподаватель кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук Даниил Коцюбинский. Вот, что он пишет на своей странице в Facebook:

«Человек, идентифицирующий себя с чем-то огромным, что не замечает его, даже когда наступает на него сапогом, трагикомичен. Как вы догадались, это я про любовь к большим родинам».

Ещё один персонаж – доцент кафедры Илья Утехин. Его страница в соцсети полна ссылками на «Медузу»*, ФБК*, а также Bellingcat, Colta, BBC, The Bell и публикации Алексея Навального.

Исторические проекты ведёт настоящая жемчужина Bard College – американский историк Шон Мак-Микин, «прославившийся» своими работами, в которых во всех бедах человечества обвиняет Россию и русских.

Наиболее скандальным его творением стала книга «Русские корни Первой мировой войны», вышедшая десять лет назад. По версии автора, эту войну тоже «развязали русские», а вовсе не Германия с Австро-Венгрией. Что же касается Второй мировой войны, то, уверен Мак-Микин, её «хотел и приближал» генералиссимус Иосиф Сталин, а вовсе не фюрер Адольф Гитлер.

«Таким образом, примерно ясно, какую именно историю будут преподавать в «Свободном университете», — совершенно справедливо пишет Роман Носиков.

Они готовы нанести смертельный удар по всему – по символам, по нашей памяти

И стоит ли потом удивляться, что наши дети монумент «Родина-мать» переносят в Германию, а многие слабо представляют роль своей страны в победе над фашизмом? Тем более что в сентябре 2019 года Европарламент признал СССР виновником начала Второй мировой войны, поставив нашу страну на одну ступеньку с нацистской Германией.

Ну хорошо. Сейчас ещё живы люди, которые что-то помнят, которые жили тогда, которых учили, которые знают правду о той войне. А что будет через 20 лет, когда и эти люди уйдут? Что останется в памяти тех, кто воспитан сегодня «ТикТоком»?

– задаётся вопросом Никита Михалков. Получается, продолжил он, что без всяких пушек, налётов самолётов, подводных лодок в нынешней ментальной войне можно нанести смертельный удар по всему: по символам, по памяти, по всему дорогому, близкому, родному. По всему тому, что, так или иначе, и есть наша с вами страна. Прошедшая невероятные испытания за все эти века. И особенно за ХХ век.

А вот уже на наших глазах возникают плакальщики. Это уже наши современники. И это не люди, которые сидят в «ТикТоке». Это люди достаточно зрелые. Которые как бы воспитаны той страной. Никита Михалков предложил послушать, что говорит российский и израильский журналист, прозаик, педагог и колумнист журнала The New Times, лауреат премии Московской Хельсинкской группы 2010 года Виктор Шендерович:

Мы на двоих с Гитлером развязали эту войну. Мы принесли кровь и страдание многим народам и своему, разумеется, в первую очередь. Но и многим народам Европы. Мы несём полную ответственность за развязывание – СССР – Второй мировой войны. Это исторический факт.

Интересно, как бы господин Шендерович оценил абажур, сделанный из кожи его родственников, который висел бы в кабинете какого-нибудь оберштурмбанфюрера, если бы мы эту войну проиграли, задал вопрос Никита Михалков. Сам-то Шендерович в этом случае едва ли и на свет появился бы. Но мы как-то пропускаем такое мимо ушей, а если не пропускаем, то начинается цунами, землетрясение, шквал. И тут уместно вспомнить слова премьер-министра царской России Петра Столыпина:

В России испокон веков отношение к правительственной власти было всегда критическим. Едва ли есть другая страна в мире, кроме России, где недовольство правительством было бы столь стойким и хроническим. Правительство в России ответчик за всё, даже за то, что делает самая страна внутри себя, в недрах своей духовной и экономической жизни. Или оно довело, или не умеет обуздать и направить на здоровый путь. А начнёт правительство принимать меры, призывать к труду, порядку – новые вопли: тирания, попрание свобод и так далее.

Народы, не осознавшие своих национальных задач, гибнут Продолжая программу, Никита Михалков снова решил затронуть очень болезненную для нашего либерального сообщества тему идеологии. В 1993 году слово «идеология» вообще было как понятие запрещено в Конституции, потому что нас пугали тем, что была коммунистическая идеология, а там шли репрессии и прочие кошмары.

«А идеология – это всего-навсего договорённость между людьми, по каким законам им жить, – считает Михалков. – Притом что любая идеология, даже самая невероятная, у нас допускается. А национальная идеология – нет, она запрещена, повторяю. Не то что не приветствуется, а запрещена».

А вот что говорил Столыпин по этому поводу:

Народы забывают иногда о своих национальных задачах. Но такие народы гибнут, они превращаются в назём, в удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы.

А ведь идеология – это и есть осознание наших национальных задач.

В завершение мысли Никиты Михалкова хочется вернуться к трагической теме, с которой начал он свою программу «Бесогон» – кровавой бойне в Казани. Комментируя трагедию в интервью Царьграду, руководитель Центра кризисной психологии Михаил Хасьминский сказал:

Мы воспитываем инфантильных эгоистов с амбициями, с высоким уровнем притязаний – они эдакие пупы земли. А потом они же воображают себя богами, живут с полной мировоззренческой кашей в голове. Мы сами формируем у детей мысль, что им всё дозволено, что им никто не указ. Это как машина с одной педалью газа, без тормозов. Надо заниматься внутренним состоянием ребёнка. Человек делает только то, что соответствует его мировоззрению. У человека должна быть внутренняя структура, стержень, который не позволит ему ни «колумбайном» заинтересоваться, ни в группу суицидников попасть или ещё куда-то. А у нас нет системы воспитания.

По материалам: inforuss.info
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy