Рейдерский захват Белоруссии: Лукашенко свергал российский олигарх?

0 0

Во вчерашнем пространном интервью Романа Протасевича белорусскому телеканалу ОНТ внимание русских зрителей, безусловно, привлёк эпизод с упоминанием некоего олигарха из России, который с барского плеча жертвовал основателям телеграм-канала NEXTA Путило и самому интервьюируемому по 2-3 тысячи евро еженедельно. Кто же этот прекрасный русский человек, который ночами не спал, а желал устроить беспорядки в братской республике?

А где Мазепин?

На следующее утро после без преувеличения сенсационного интервью Протасевича информационное поле, которое пристально следит за проходящим в Санкт-Петербурге Международным экономическим форумом, порвала новость, что в последний момент или, как сообщалось, «в последнюю секунду» отказался от участия в дискуссии Дмитрий Мазепин, владелец химической компании «Уралхим»с личным состоянием в 7 миллиардов долларов. При этом на момент написания статьи информации о том, по какой причине Дмитрий Мазепин в последний момент отказался от участия в сессии ПМЭФ, нигде не появлялось. То ли у олигарха прихватило живот и не до сессии ему было, то ли не захотел отвечать на уточняющие вопросы журналистов – «А не вы ли, Дмитрий Аркадьевич, от щедрот своих Путиле денег давали на свержение?»

Конечно, суммы в 2-3 тысячи евро – смешные для миллиардера, но кто их, этих миллиардеров, поймёт, говорят, вон какой-то китаец с состоянием гораздо большим мазепинского в дырявых штиблетах который год ходит – экономит, понимаешь.

В бизнесе же у Дмитрия Мазепина репутация, прямо скажем, не кристальная, даже по бизнесменовским меркам. Рейдер? Не-не. Бизнесмен!

В нулевые годы была очень популярна у бизнесменов разного калибра модель рейдерского захвата предприятий. Причём термин рейдерство тут можно употребить довольно условно. В сущности, рейдерство – это атака с целью завладения. Атаковать предприятие можно по-разному, например, как это делал Чубайс в начале 90-х с помощью схем с ваучерами, а можно более-менее в рамках законодательства. Вот, например, как Дмитрий Мазепин, по словам недоброжелателей, получал контроль над комбинатом «Тольяттиазот» – структурами олигарха Дмитрия Мазепина. В 2008 году Мазепин по случаю прикупил у Виктора Вексельберга кусочек акций «Тольяттиазота». А вот уже в следующем, 2009 году, «Уралхим» подал к «Тольяттиазоту» 17 судебных исков, ну, чтобы руководству компании жизнь не казалась безоблачной. Вроде все законно? Безусловно! Но! Предприятие лихорадит, руководство нервничает, стоимость акций как следствие падает, так почему бы, например, не прикупить ещё по дешёвке?

Правда, роль миноритария Дмитрия Мазепина не устраивала категорически. И подконтрольные Мазепину структуры не оставили попыток получить полный контроль над комбинатом, а не только над небольшим пакетом акций. В 2015 году было инициировано собрание акционеров, назначившее новый Совет директоров. Правда, после судебного решения об отмене решений этого «совета» пенсионер Евгений Седыкин, на которого списали все незаконные инициативы, был признан рейдером и приговорен к 4 годам лишения свободы. Что-то Протасевича напоминает? Да. Нет. Показалось. Это только один эпизод. И вполне себе всё законно. Там много чего происходило, но нас не это интересует. Вернёмся к интервью. Протасевич утверждает, что «российский олигарх был конкурентом» другого российского олигарха Михаила Гуцериева, у которого интересы в химической отрасли не менее масштабные, чем у Мазепина.

Компания Гуцериева «Славкалий» строит в Белоруссии калийный комбинат стоимостью около 2 млрд долларов. Это самый дорогостоящий частный проект на постсоветском пространстве. Вообще у Гуцериева в Белоруссии аппетиты неплохие. Вот только некоторые его проекты: компания Гуцериева построила гостинцу «Ренессанс» в Минске, ему принадлежит терминал для бизнес-авиации в аэропорту, дом отдыха – усадьба «Красносельское». При его участии был принят Декрет №8 «О развитии цифровой экономики», который регулирует правовые отношения в IT-индустрии. В 2019 году в Белоруссии открылась криптовалютная биржа Currency.com, которой владеет сын Михаила Гуцериева – Саид. В 2020 году во время «нефтяного конфликта» Минска и Москвы только компании Гуцериева обеспечивали поступление нефти из России в Белоруссию. Понятно, что отношения с Александром Лукашенко у Гуцериева самые тёплые, и никакой Мазепин тут не страшен.

Когда же мы будем делить ваш калий?

В республике есть крупнейшее в Белоруссии и одно из крупнейших в мире предприятие «Беларуськалий», которое производит около 20 процентов всех мировых калийных минеральных удобрений. Возможно, именно из-за этого предприятия Дмитрий Мазепин потерял аппетит и решил его испортить Александру Григорьевичу. В конце концов, что такое для крупного бизнесмена 10 тысяч евро, которые он жертвовал двум польским лишенцам – Путило и Протасевичу. А выгоду тут можно было поиметь много-многомиллиардную, и отнюдь не в монгольских тугриках. А договориться с Тихановской или тем же Латушко можно было примерно за те же деньги, что и с Путило. Тихановская устраивает Запад по политическим мотивам – им важно убрать строптивого Лукашенко для дальнейшего наступления на Россию, а если предположения не ошибочны, то условного Мазепина Тихановская бы тоже устроила, но уже совершенно по другим, шкурным интересам.

Косвенно участие Мазепина в финансировании NEXTA подтверждает не только «неожиданное расстройство пищеварительной системы» перед сессией ПМЭФ, но и его дальнейшее поведение. На сегодняшнее выступление Владимира Путина, по словам очевидцев, он бежал, чтобы никто из журналистов не смог с ним заговорить. Он бы наверняка его (выступление) с удовольствием и пропустил, пока буча не уляжется.

Но Путин, с другой стороны, может и «доктора вызвать», как он это однажды пообещал владельцу металлургической компании «Мечел». А после такого доктора расстройство пищеварительного тракта Мазепина может уже никогда не прийти в норму.

По материалам: inforuss.info
Оставить комментарий

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy