Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

0 0

«Утренняя дымка рассеялась, и взгляду маршала Нури Гази Осман-паше, командующему Стамбульским гарнизоном, открылась ужасающая, для защитников города, картина. Целая эскадра транспортов, облепленная десантными шлюпками и паровыми катерами, осуществляла, судя по всему, угрозу вчерашнего русского ультиматума — высаживала 30-тысячный десант на побережье прямо у ворот не успевшего укрепиться города. А на подходе уже были и главные силы русской армии. А впереди всей этой кучи военных транспортов расположились броненосцы русских».

«Ядро русской эскадры составляли четыре корабля типа «Чесма», которые, в силу своей конструкции располагаясь в строе «фронта» относительно береговых батарей, представляли маленькую по площади цель, но могли сосредоточить в носовом секторе убийственно сильный огонь из шестнадцати 12» орудий… Раздался первый пристрелочный залп с «Синопа» — и Осман-паша нервно поправил феску на голове — обстрел города и уничтожение береговых батарей начались…»

Примерно так, по замыслу российского Генштаба и чинов Морского министерства, должна была начаться операция по возвращению турецкой столице, Стамбулу, ее исторического имени — Константинополь и восстановления на куполе Святой Софии православного креста… Стамбул, ворота в Средиземноморье, извечная, но так и не реализованная мечта русских государей, армии и флота… К этой операции готовились десятилетиями. Общество ждало ее столетия. Но единственное, что удалось сделать в этом направлении, это построить броненосцы, упомянутые в начале этой статьи…

В период с 1870 по 1880 гг. в развитии зарубежных флотов произошли заметные изменения. Если в 1870 г. Балтийский флот России был слабее только флотов Англии и Франции, но сильнее флотов ближайших соседей, то спустя десять лет такое положение кардинально изменилось. Все бывшие второстепенные морские державы усилили свои позиции на море.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Броненосный корабль «Екатерина II»

Италия, оправившись после поражения у Лиссы, довела численность своего корабельного состава до третьего места в мире. На Балтике Германия имела к тому времени 18 броненосцев, как отечественной, так и зарубежной постройки (большей частью — береговой обороны) и занимала четвертое место в мировом «табеле о рангах» — и строила первоклассные верфи в Киле и Вильгельмсхафене. Турецкий флот, хотя и понес потери во время русско-турецкой войны 1877-78 гг., продолжал удерживать за собой пятое место и полностью контролировал Черное море и Проливы.

Россия, вытесненная на позорное шестое место, не смогла развить первоначальный успех 60-х годов, подкрепленный «козырной картой» в виде «Петра Великого». Удачный и мощнейший броненосец, увы, так и остался в единственном экземпляре. Башенные фрегаты Балтики еще соответствовали своему предназначению броненосцев береговой обороны, в то время как плавбатареям «Первенец» — «Не тронь меня» — «Кремль»и большинству мониторов уже пора было отправляться на слом в силу полной утраты своей боевой ценности. В стратегическом отношении трудности для России заключались в том, что оба ее флота не могли действовать объединившись — т.е. надо было иметь ДВА полноценных флота. Кроме того, часть средств, отпущенных Морскому министерству,требовалось затратить на реконструкцию черноморских портов, которые находились в плачевном состоянии, и на устранение последствий прошедшей войны. Ну и настоящим бичом для флота, как и для всей государственной машины, являлось казнокрадство (коррупция — говоря современным языком), в результате чего даже увеличение финансирования не приводило к сколько-нибудь заметному результату.

Такое позорное состояние «наследия Петра и Екатерины» не могло долго оставаться незамеченным «государевым оком», и 26 апреля 1881 г. управляющий Морским министерством контрадмирал А.А. Пещуров подал великому князю Алексею Александровичу докладную записку, в которой перечислялись меры, необходимые для усиления флота и восстановления военноморского присутствия России в Мировом океане. Через некоторое время с ней ознакомился и Государственный Совет.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Броненосный корабль «Екатерина II» в районе Севастополя, 1889 год

В конце концов созданное Особое Совещание под председательством великого князя Алексея Александровича постановило построить:

  • для Черного моря: 8 броненосцев, 2 посыльных судна и 20 миноносцев;
  • для Балтийского моря: 16 броненосцев, 13 крейсеров и 11 канонерских лодок;
  • для Сибирской флотилии: 16 канонерских лодок и 4 транспорта.

Для осуществления этих планов обязали Министерство финансов в течение 20 последующих лет выделить 242 360 160 рублей. О, если бы все эти планы были выполнены…

План усиления флота получил затем название «20-летней программы усиления Русского флота», завершение которой намечалось в 1902 г. С принятием этой «программы» Морскому техническому комитету (МТК) предстояло определить тактикотехнические характеристики (ТТХ) новых кораблей, а также выбрать для их проектирования лучшие зарубежные прототипы.

На вопрос выбора прототипа для броненосца I ранга ответ искали достаточно долго. Корабль должен быть нести: «весьма толстую броню», «сильнейшие 45-тонные орудия», «запас угля на 4 дня ходу», не иметь рангоута и развивать скорость «не менее 14 узлов».

В качестве прототипов рассматривались британские броненосцы «Коллингвуд», «Агамемнон», «Маджестик», «Дредноут», французский «Адмирал Боден» и отечественный «Петр Великий».

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Итоговое заседание кораблестроительного отделения под председательством генерал-майора Пельцига, с участием корабельных инженеров, состоялось 10 июня 1882 г. Прототипами для черноморского броненосца I класса выбрали британский «Аякс» (крайне неудачный корабль) и французский броненосец 2-го ранга «Кайман». И только по настоянию управляющего Морским министерством вицеадмирала И.А. Шестакова прототипом для черноморских броненосцев избрали «Петра Великого».

Машины для первого корабля планировалось «приспособить» (о, боги!) с … императорской яхты «Ливадия», которую в 1883 г. собирались… модернизировать!!! Вы можете себе представить такое отношение к флоту в Англии, Франции, Германии или Италии?

Строительство должно было вестись на Николаевском Адмиралтействе и верфях Российского Общества Пароходства и Торговли (РОПиТ) в Севастополе. Параллельно с разработкой чертежей в Николаеве производились работы по переоборудованию эллинга, где планировалось строить первый корабль под руководством подполковника А.В. Мордвинова. На реконструкцию эллинга ушло 72 000 руб. Его удлинили на 23 метра, отремонтировали стапель и перекрытие.

В феврале 1883 года началась доставка с Брянского завода первой партии профильной стали для корпуса. В мае того же года А.В. Мордвинова и подполковника Н.А. Субботина, назначенного строителем первого балтийского броненосца все той же программы 1882 года, откомандировали для ознакомления с судостроением в Англию и Францию. Прибыв из-за границы,А.В. Мордвинов ознакомил МТК с некоторыми особенностями зарубежного судостроения. В частности отмечалось то, что во Франции придерживаются полной броневой защиты борта от носа до кормы, так как небронированные оконечности могут быть разрушены даже малокалиберной артиллерией, из-за чего ухудшается плавучесть, мореходность и управляемость корабля — вплоть до критических значений. Учитывая мнение Мордвинова, Морской Технический комитет уже в ходе постройки решил вместо предполагавшейся первоначально цитадельной схемы бронирования, оставлявшей незащищенной почти 2/3 корабля, применить полный пояс по всей длине ватерлинии.

14 июня 1883 года в Николаеве начались работы на стапеле по сборке листов горизонтального киля, а спустя две недели в Севастополе на верфи РОПиТ начали постройку еще двух, однотипных с николаевским броненосцем, кораблей.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Эскадренный броненосец «Екатерина II» в Южной бухте Севастополя, 1890-е годы

Отсутствие опыта, задержка в изготовлении штевней на Путиловском заводе, поломки оборудования Брянского металлического завода — основного поставщика профильной и листовой стали, хроническая задержка строительных чертежей, постоянно менявшиеся решения МТК по многим вопросам — все это сказывалось на сроках постройки. Много хлопот строителям доставляла появившаяся необходимость перемещения на три метра в корму каземата с размещенными внутри пушками, трубами и люками над котлами, для исключения возможного зарывания носом при сильной встречной волне.

Тем не менее к середине 1884 года уже возникла необходимость заказа для «Екатерины II» (так назвали головной корабль серии) главных и вспомогательных механизмов, орудийных платформ, брони и артиллерии. Обе трехцилиндровые машины двойного расширения делал Балтийский завод. Броню и орудийные станки пришлось заказать в Англии. В отечественной литературе обычно принята формулировка: «В связи с перегруженностью отечественных заводов». Мы же усомнимся в этой формулировке — ибо никакого массового строительства кораблей в Российской Империи в этот момент не происходило, по крайней мере в понятиях, принятых в мировом кораблестроении..

Броня для броненосцев изготовлялась на заводе Камеля в Шеффилде («Cammell Laird», Sheffield), который в 1873 году отлично справился с прокатом плит для броненосца «Петр Великий». Получив заказы в конце ноября 1884 года, завод за два года изготовил для кораблей 402 плиты. Два орудийных снижающихся станка для 305-мм орудий заказали также в Англии.

Спуск «Екатерины II» произвели 10 мая 1886 г. Сначала корпус легко тронулся и, плавно пройдя около двух третей длины, также плавно и остановился. Носовая часть осталась на стапеле. Причиной задержки, как потом выяснили, оказалось течение реки Ингул. Оно навалило корпус левым бортом, прижав спусковые полозья к направляющим раскосинам. В тот день спуск так и не состоялся. Но в семь часов утра 11 мая «Екатерина II», под радостные крики дежуривших в эллинге строителей, без посторонней помощи легко сошла на воду. Этому способствовал едва заметный подъем уровня воды в Ингуле. Стапельный период, длившийся почти три года, окончился.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Эскадренный броненосец «Чесма» в районе Севастополя, кампания 1892 года

До конца 1887 года «Екатерина II» находилась в Николаеве, где и проходили работы по достройке корпуса, установке машин, котлов и брони, и в конце года корабль отбуксировали в Севастополь для окончательной отделки и вооружения.

В Севастополе работы длились еще полтора года, прежде чем броненосец был готов к ходовым испытаниям, показавшим хорошие результаты. 23 мая 1889 года при 85 об/мин винта и развитой мощности 9101 л.с. корабль имел наибольшую скорость 15,25 уз. (средняя составила 14,3 уз.). Параллельно проводились и испытания артиллерии, выявившие ряд конструктивных недостатков в расположении орудий главного калибра.

Из-за небольшой длины 305-мм орудий и малом их возвышении над палубой (около 1,2 м) во время стрельбы при первых же выстрелах сказалось огромное разрушительное действие пороховых газов на корпус (появились трещины). В бортовых выступах для 45-мм пушек с открытыми ставнями при стрельбе 305-мм орудий нахождение людей становилось невозможным, чем исключалась возможность отражения атак миноносцев.

В дальнейшем в процессе всей службы после каждой стрельбы на нос или корму приходилось устранять различного рода повреждения верхней палубы и мостика. Стрельба же только на траверз сильно ограничивала боевые возможности броненосца. Серьезной проблемой оказалось наличие большого кренящего момента артустановок. По этой причине при повороте правой и кормовой установки на правый траверз, а левой — на правый борт, возникал крен 7,6°. Различными ухищрениями крен уменьшили на 0,2°. И все же оставшийся крен представлял большую проблему для всех кораблей типа «Екатерины II» во все время их активной службы.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Броненосный корабль «Синоп» уходит в море

Примерно теми же недостатками страдали и «Чесма» с «Синопом» — второй и третий корабли серии.

Корпус

Форму корпуса каждого корабля, имевшего весьма полное образование, и его прочность обеспечивали 83 шпангоута, собранные из листов стали толщиной 7,9 мм.

Наружная обшивка и рубашка за броней состояли из листов стали толщиной до 15 мм. Непотопляемость броненосца обеспечивалась десятью поперечными и одной продольной водонепроницаемыми переборками, которые делили корпус на пятнадцать отсеков. Поперечные и продольная переборки являлись водонепроницаемыми до жилой палубы и верхнего каземата. Корпуса имели двойное дно и борта. Кроме того, корпуса имели ряд водонепроницаемых платформ в носу и корме.

Бронирование

В систему вертикальной защиты каждого броненосца входили пояс по ватерлинии, нижний прямоугольный и верхний треугольный (грушевидный) казематы.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Броненосный корабль «Чесма» на стапеле перед спуском на воду, 6 мая 1886 года

Горизонтальная защита состояла из броневой палубы вне каземата, настланной поверх брони пояса, и броневой палубы внутри верхнего каземата на уровне верхней палубы.

На первых трех кораблях была использована сталежелезная броня системы «компаунд». «Георгий Победоносец» имел уже более прочные плиты из крупповской стали.

Бронировались боевые командирские (капитанские) рубки. Они имели различную толщину бронирования (152-мм на «Екатерине II», 203-мм на «Чесме», 229-мм на «Синопе» и «Георгии Победоносце»). На «Екатерине II» и «Чесме» рубки в плане были круглые, на остальных двух — грушевидной формы.

Горизонтальная броня палуб состояла из 57-мм стальной настилки поверх броневого пояса вне каземата и 63-мм стальных листов поверх верхнего каземата (на «Георгии Победоносце — 38,1 мм).

Легкие броневые прикрытия для защиты от огня малокалиберной артиллерии и осколков имели и барбетные установки. На «Екатерине II» вращающееся прикрытие толщиной 38 мм и диаметром, равным диаметру установки, находилось в одном уровне с верхней палубой. В прикрытиях имелись вырезы по форме стволов 305-мм орудий, в которые они проходили при подъеме для стрельбы. На остальных трех кораблях прикрытия барбетов также вращались с установками. Они имели различную форму и защищались стальными листами от 38 до 63,5 мм.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

«Чесма» у достроечной стенки РОПиТ. На корабле идет установка броневых плит. Июль 1887 года

Главные различия между ними состояли как раз в устройстве барбетных установок. На «Екатерине II» орудия выдвигались над кромкой брони только на момент наведения и выстрела. На «Чесме» и «Синопе» выдвижение пушек уже не предусматривалось, а на «Георгии Победоносце» применили башенноподобное прикрытие с наклонной лобовой плитой, хотя толщина его оставалась незначительной и предохраняла только от осколков, пуль и мелких снарядов.

Артиллерия

Артиллерийское вооружение главного калибра состояло из шести 12-дюймовых (305-мм) и семи 6-дюймовых (152- мм) орудий.

На «Екатерине II» и «Синопе» 305-мм орудия образца 1877 г. имели длину в 30 калибров. Каждое такое орудие весило 51,3 т. Начальная скорость снаряда составляла 570 м/сек, толщина пробиваемой железной плиты на расстоянии одной морской мили (1852 м) — 186 мм, дальность полета снаряда при угле возвышения 6° — 27,5 каб (5 км). «Чесму» и «Георгий Победоносец» вооружили более мощными 305-мм орудиями образца 1885 г. с длиной канала в 35 калибров. Орудие весило 56,2 т. Начальная скорость снаряда составляла 637 м/сек, дальность стрельбы при угле возвышения в 6° — 32,5 каб (6 км), толщина пробиваемой железной плиты на расстоянии 1852 м — 280 мм.

Из 24 штук 305-мм орудий броненосцев 21 изготовили на Обуховском заводе и 5 (для «Чесмы») в Германии на заводе Круппа. 305-мм орудия размещались попарно на трех установках внутри 305-мм броневого грушевидного каземата.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Корпус броненосца «Синоп» на стапеле

Для вращения стола, наведения орудий и заряжания использовались гидравлические приводы, хотя их устройство позволяло наводить орудия и вручную. Для «Синопа» и «Чесмы» орудийные установки спроектировал и изготовил Металлический завод, для «Георгия Победоносца» — Путиловский, а для «Екатерины II» — завод Андерсона в Англии. В отличие от других кораблей орудийные станки на «Екатерине II» были снижающимися — орудия, находясь в нижнем положении, заряжались и поднимались на высоту 1,2 м над палубой только для произведения выстрела.

Сектор обстрела 305-мм носовых орудий составлял по 125° на свой борт от диаметральной плоскости и по 30° на противоположный борт (общий сектор обстрела 155°). Кормовая установка наводилась по горизонту в пределах 202°. Максимальный угол возвышения орудий равнялся 15°, снижения — 2°.

В принятом варианте размещения артиллерии был существенный недостаток: практически в любом секторе обстрела могли вести огонь только две установки (это же было, как ни парадоксально, и достоинством). Но такой вариант размещения артиллерии позволял сосредоточить сильный огонь на носовых курсовых углах. Конечно же, уровень развития техники середины 80-х годов XIX века не позволял говорить о линейно-возвышенном расположении башен главного калибра.

В дополнение к орудиям главного калибра на батарейных палубах броненосцев размещалось по семь 6-дюймовых (152-мм) орудий образца 1884 г. с длиной ствола в 35 калибров. Орудие весило 6,4 т и размещалось на бортовых станках системы Креля. Орудия стреляли снарядами весом по 41,4 кг. При начальной скорости в 645 м/сек дальность полета снаряда при максимальном угле возвышения ствола равнялась 32 каб.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Снижающийся станок «английской системы» (станок Монкрифа) под 305-мм орудие. Такие станки Морское ведомство планировало установить на броненосцах типа «Екатерина II»

К недостаткам размещения артиллерии проекта можно отнести установку 152-мм артиллерии в небронированной батарее на носу и корме, но подобная схема применялась в это время на броненосцах всего мира и до появления скорострельной артиллерии была вполне приемлемой.

Помимо 152-мм орудий, на батарейной палубе размещались еще восемь 47-мм пятиствольных скорострельных пушек системы Гочкиса. Они предназначались для борьбы с миноносцами. На «Георгии Победоносце», в отличие от первых трех кораблей, установили восемь более новых 47-мм одноствольных орудий.

Малокалиберные орудия для борьбы с миноносцами располагались и на марсах (по французскому примеру) — на первых трех кораблях установили по четыре 37-мм пятиствольных орудия Гочкисса. На «Георгии Победоносце» на марсе стояло десять 37-мм одноствольных пушек.

Торпедное («минное») вооружение каждого корабля состояло из семи торпедных аппаратов диаметром 356 мм. Шесть аппаратов размещались по бортам (по три с борта) и один в корме.

Механизмы

Каждый броненосец имел по две вертикальные трехцилиндровые паровые машины, работавшие на свой винт. На «Чесме» и «Екатерине II» машины имели двойное расширение пара, на двух других кораблях — тройное. Машину для второго броненосца заказали в Бельгии, а для последних кораблей серии — в Англии, изрядно намучавшись с бельгийским подрядчиком.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Экипаж «Георгия Победоносца» у орудий главного калибра

Проектный запас угля позволял каждому броненосцу почти дважды обойти все черноморское побережье по маршруту Севастополь — Новороссийск — Батум — Стамбул — Варна — Одесса — Севастополь, находясь все время в пределах видимости берега, т.е. обеспечивал вполне достаточную дальность плавания для Черноморского ТВД (театра военных действий).

«Георгий Победоносец»

После спуска на воду 20 мая 1887 года «Синопа» — третьего черноморского корабля — перед МТК возник вопрос: по какому направлению продолжать строительство броненосцев для Черного моря. Управляющий Морским министерством адмирал И.А. Шестаков настаивал на постройке в освободившемся после спуска эллинге корабля по типу «Синопа», но с измененным вооружением. Машину нового корабля И.А. Шестаков предлагал изготовить на отечественных заводах по чертежам машины «Синопа», построенной в Англии. Барбетные установки орудий главного калибра предполагалось заменить башенными.

14 февраля 1889 года Морское министерство объявило для лиц Морского ведомства конкурс на «составление чертежей трехбашенного броненосца для Черного моря». Ни один из представленных проектов не был одобрен МТК из-за превышения заданного водоизмещения, поэтому строить броненосец начали по слегка измененным чертежам «Синопа».

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Трехцилиндровая паровая машина двойного расширения, изготовленная на Балтийском заводе для «Екатерины II»

22 января 1890 г. кораблю присвоили имя «Георгий Победоносец». Две трехцилиндровые паровые машины тройного расширения заказали в Англии, фирме «Модслей и сыновья». В 1890 г. МТК принял решение о бронировании всех строившихся кораблей более прочной стальной броней взамен сталежелезного «компаунда», применявшегося до этого, и потому в мае 1891 г., ввиду традиционной «загруженности» русских бронепрокатных заводов, Морское министерство заключило контракт с французской фирмой «Шнейдер и К°» («Schnider et Cie») на изготовление для «Георгия Победоносца» 90 стальных плит с условием их готовности через 11 месяцев.

Так же, как и предыдущие корабли серии, «Георгий Победоносец» оказался перегруженным более чем на 7%.

По окончании постройки броненосцев типа «Екатерина II» Черноморский флот по своей боевой мощи несоизмеримо превзошел турецкий, который в тот период не располагал ни одним кораблем, сравнимым с «Екатериной II». В составе флотов сильнейших морских держав «ровесниками» «Екатерины II» являлись барбетные броненосцы типа «адмирал» (см. «НиТ» №8, 2010г.), во Франции — типа «Адмирал Боден» (см. «НиТ» №9, 2010г.). При их постройке западным кораблестроителям удалось добиться меньшей перегрузки, которая составляла на первом броненосце типа «адмирал» — «Колингвуд» — только 500 т, и более высокой скорости хода. Кроме того, в Англии добились более выгодного отношения веса корпуса к водоизмещению. Уменьшенный, по сравнению с зарубежными аналогами, запас угля на «Екатерине II» обуславливался ограниченным районом действий в пределах Черного моря. В отношении бронирования французские корабли, имевшие пояс по всей длине ватерлинии, состоявший из 550-мм и 400-мм броневых плит, имели перед русскими кораблями некоторые преимущества, но при этом надо иметь в виду, что столь толстые плиты были железными и приблизительно соответствовали сталежелезной броне толщиной 420 и 300 мм. Наличие более толстого броневого пояса у «Колингвуда» достигалось главным образом тем, что он занимал всего 46% длины корабля по ватерлинии, оставляя совершенно незащищенными носовую и кормовую оконечности. «Екатерина II» выгодно отличалась от западноевропейских аналогов в отношении площади забронированного борта, а вес ее залпа на нос составлял 230% от носового залпа «Колингвуда» и 217% от соответствующего залпа «Формидабля». Бортовые залпы «Екатерины II» и «Колингвуда» приблизительно равнялись между собой, но составляли только 78% бортового залпа «Формидабля». Залп русского броненосца на корму превосходил соответственно на 23% и 15% залпы английского и французского кораблей.

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Цилиндрические огнетрубные котлы, изготовленные на Балтийском заводе для «Екатерины II»

Большее число орудий главного и среднего калибра позволяло «Екатерине II» достигать в бою и большей скорострельности. Более выгодное для русского броненосца ведение боя на носовых курсовых углах позволяло ему иметь больше шансов и на осуществление рокового таранного удара, считавшегося в то время морскими теоретиками весьма вероятным.

И все-таки — чем было вызвано столь нестандартное для второй половины XIX века количество орудий и их расположение? Современные источники просто-таки изгаляются в выдвигании гипотез, особенно в этом усердствуют российские флотские историки — заманчиво объявить именно «Екатерину II» предшественником «Дредноута», используя большое количество орудий главного калибра как основание для подобного заключения. Но все гораздо проще. Естественно, что появившаяся в результате осмысления опыта Цусимы концепция «all-big-gun» («все орудия — большие/главные»), воплощением которой и стал «Дредноут», не имела никакого отношения к «Чесме», построенной за 20 лет до этого. Просто именно в 70-е и 80-е годы XIX века основным строем «капитальных кораблей» в военно-морском сражении рассматривался не привычный кильватерный строй, а строй «фронта» — как дань моде на «все решающий таранный удар». Соответственно, и расположение артиллерии выбиралось таким, чтобы сосредоточить наибольшую плотность артиллерийского огня именно в носовом секторе. А так как сия концепция удовлетворяла и пожелания адмиралов относительно условий боя «флот против береговых батарей» — она и была принята к исполнению…

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Броненосный корабль «Чесма» у крымского побережья в районе Ялты

Модернизация

После десятилетней службы броненосцев в составе флота МТК предложил поочередно на первых трех кораблях произвести замену огнетрубных котлов на более совершенные водотрубные системы Бельвиля, а также представил в МТК соображения о перевооружении броненосцев серии «Екатерина II». Согласно проекту, на всех первых трех кораблях считалось целесообразным установить шесть 305-мм орудий длиной в 40 калибров, девять 152-мм орудий длиной в 45 калибров, а также уничтожить бортовые выступы и на батарейной палубе установить шесть, а на мостике — четыре 47-мм орудия.

Это заметно бы увеличило боевые возможности броненосцев. Новые 305-мм орудия, ставшие стандартными для русского флота периода Цусимы, были на 36% мощнее аналогичных орудий «Чесмы» и на 63% — «Екатерины II» и пробивали 305- мм плиту крупповской брони с расстояния одной мили (1852 м). Их скорострельность при установке в башнях с электрической системой подачи и наведения превышала старые в три раза. Несоизмеримым было и фугасное воздействие 152-мм снарядов пушек Канэ, которое превышало фугасное воздействие старых 152-мм снарядов в 6,5 раз.

При перевооружении кораблей МТК предлагал не менять систему бронирования, а ограничиться заменой старых сталежелезных плит верхнего и нижнего казематов на новые крупповские, толщиной в 75% от толщины старой плиты. Замена брони уменьшала перегрузку на «Чесме» и «Екатерине II» на 308 т, на «Синопе» — на 128 т. Соответственно уменьшалась и осадка: от 7,6 см на «Синопе» до 13 см на «Чесме».

Владыки Черного моря. Возрождение флота после Крымской войны

Эскадренный броненосец «Георгий Победоносец» на внешнем рейде Севастополя

Предложение можно было признать весьма заманчивым (на то время), но начать модернизацию так и не решились ввиду сильной загрузки (на этот раз — реальной) Путиловского, Ижорского и Обуховского заводов заказами для флота.

Все остальные проекты модернизации вооружения старых кораблей также были отвергнуты с течением времени.

Статья была опубликована в апрельском номере журнала «Наука и техника» за 2011 год

Источник: naukatehnika.com

Мы используем файлы cookie. Продолжив использование сайта, вы соглашаетесь с Политикой использования файлов cookie и Политикой конфиденциальности Принимаю

Privacy & Cookies Policy